В этом разделе собраны выдержки из книг, статьи, интервью спортивных психологов, тренеров, спортсменов - всё, что связано с вопросами тактики и психологии тенниса, а также спортивной психологии в целом.

Как ментальный коучинг помогает теннисистам управлять эмоциями

Автор: mrs_mockery, взято с сайта: www.sports.ru

В основу поста легла свежая статья спортивного журналиста Тима Ньюкомба из "Sports Illustrated" и фрагмент из книги "Теннис: ментальная победа" бывшего теннисиста, спортивного психолога и тренера Аллена Фокса

 

 

Не каждое очко в теннисе равновесомо. В футболе, баскетболе – на самом деле,  в большинстве видов спорта – очки считаются простым сложением. В теннисе же приходится зарабатывать определенное количество очков в условиях серьезного психологического давления. Например, гейм пойнт. Сет пойнт. Матч пойнт. Чемпионшип пойнт. Выиграйте сет пойнт, и половина дела по взятию матча, считайте, у вас уже в кармане.

 

«Каждое такое очко может стать важным поворотным пунктом», - говорит Аллен Фокс (Прим. -  известный американский спортивный психолог и тренер, в своё время выходивший в четвертьфинал Уимблдона, автор книги «Теннис: ментальная победа»). – Если бы то же самое происходило в баскетболе, то по прошествии каждых пяти минут вы бы говорили «А сейчас на кону десятиочковый бросок». Ух ты, это может круто изменить дело! В теннисе это состояние «Пан или пропал» усиливает давление на игрока, поэтому так важно быть ментально дисциплинированным в ответственные моменты матча, чтобы не упустить преимущество.

 

Играя под таким давлением, в то время, когда вы находитесь на виртуальном острове своих мыслей, вы нуждаетесь, как в мощной физической, так и в ментальной закалке.

 

«Лучшие тренеры – все прекрасные психологи, - говорит Фокс. – Контроль эмоций их подопечных – большая часть их работы, поскольку игра - штука чрезвычайно стрессогенная.  У игроков нет права на зевок, иначе можно провалить матч».

 

Поддержание игры высочайшего уровня требует психологической помощи. «Большую часть времени между розыгрышами игроки заняты тем, что сдерживают себя», - говорит Фокс. (С ним согласен спортивный психолог, заведующий лабораторией психологии Института медико-биологических проблем РАН Вадим Гущин в интервью СЭ: «К психологу должны обращаться спортсмены, которые хотят найти дополнительные резервы, когда все другие исчерпаны. Когда ты уже с максимальной скоростью бегаешь и бьешь по мячу. А главное, когда осознаешь свои проблемы, потому что находишься уже на достаточно высоком уровне. Помощи, как правило, просит сильный. А слабак, наоборот, пытается решить свои проблемы самостоятельно, убеждая себя в том, что он лучше всех»).

 

Джастин Гимельстоб, бывший профессиональный теннисист, ныне комментатор (Прим. и тренер Джона Изнера), считает, что вы должны быть ментально независимы, чтобы концентрироваться в достаточной степени на самых важных аспектах матча, в этом –  главные слагаемые успеха.

 

«Вы только и занимаетесь тем, что шлифуете навыки, мастерство и отрабатываете разные элементы, - говорит Джастин. – Набор навыков, который вам позволяет справиться с ситуацией в условиях высокого психологического давления, является показателем вашего реального мастерства, что и делает вас в конечном счете успешным спортсменом».

 

Аллен Фокс говорит, что управление стрессом помогает игрокам сохранять рассудочность:  «Великие спортсмены – весьма необычные люди, они умеют крепко держать в узде свой пыл». Вместо того, чтобы позволять эмоциям возобладать над логикой, их логическая система подавляет эмоции. Там нет места для уныния или гнева. «Ни одна из обычных эмоций недопустима на корте, - говорит Фокс. – Эмоции должны быть целенаправленны. Великие игроки используют свои порывы, чтобы играть лучше».

 

Ключ к контролю на корте начинается вне его, за пределами стрессовой ситуации. Фокс говорит, что высококвалифицированные тренеры или спортивные психологи – больше креативщики, чем технологи – дают игрокам ключевые аксиомы для понимания того, что стресс делает с их логической системой. Фокс приводит в пример Роджера Федерера как одного из тех, кто на собственной шкуре познал эту темную власть: «В ранние годы (19 – 20 лет) он понял, что скверный характер и буйная голова не должны позволять эмоциям на корте бить через край, нужно искать на них управу. Надаль, по всей вероятности, усвоил это уже в 17.  Иван Лендл понял это несколько позже и стал одним из великих».

 

(Пит Сампрас вспоминал в своей книге «Размышления чемпиона. Уроки теннисной жизни»: “Папа был человеком строгих правил. Я слышал, что легендарное самообладание Бьорна Борга выработалось вскоре после того, как его отец на несколько недель лишил сына ракетки, поскольку Бьорн слишком шумно вел себя на корте. Мой отец никогда не отнимал у меня ракетку, но я ощущал его неодобрение, да и недовольство Пита Фишера (первого тренера) тоже, когда переходил границы, и эти важные для меня люди четко и ясно доводили свое мнение до моего сознания”).

 

Первое правило игрока, согласно Аллену Фоксу, который считает, что коучинг это 90% менталки и 10% техники, - это начинать розыгрыши без эмоциональной оглядки на счет.  Холодный ум в «ноль эмоций» на этом этапе позволяет обстоятельствам  не втянуть вас в себя. Если установка дана заранее, то контроль просто становится еще одним инструментом в арсенале игрока. Тем не менее, Фокс поощряет некое разумное исключение из этого правила, позволяющее игроку сжать свой победный кулак, закрепив тем самым психологическое преимущество.

 

«Итак, хорошо, когда вы: сдерживаете себя, контролируете психическую лабильность и стимулируете себя в критических ситуациях, - говорит Фокс. – Волнение дает вам короткий выброс адреналина и позволяет почувствовать себя хорошо на мгновение, что особенно полезно, когда вы приближаетесь к развязке сета и можете ощутить некоторую скованность». Большие спортсмены устраивают бурное ликование не потому, что потеряли самообладание, а потому что осознанно выбрали это решение после того, как позволили эмоциям блуждать в течение нескольких часов матча на разных уровнях их подвижной психической системы, что само по себе изнуряет больше, чем это нужно для дела.

 

Гимельстоб говорит, что у разных игроков разные приоритеты в том, как вести себя: играть на свободе, чтобы долго оставаться в матче или расслабиться, когда надо действовать агрессивно в решающие моменты. У всех игроков различные стили и тактики, но контроль должен оставаться целью. («Зрители далеко не всегда понимают замыслы игроков, не все могут распознать тактические ходы. Крис Эверт могла специально проиграть первый сет, чтобы победить во втором и третьем. Билли-Джин Кинг имела свои тактические ловушки, которые она по ходу матча так расставляла, что чувствовала себя охотником, проверяющим капканы на звериной тропе. Кинг умела создавать на корте ту игровую ситуацию, которая оказывалась неудобной для конкретной соперницы, загоняя несчастную на «тропу». При феноменальном таланте и  глубоком теннисном мышлении она имела характер такой силы, что могла заставить себя играть в самый трудный момент по строгому тактическому плану. Нет ничего сложнее и важнее в теннисе, чем это умение. Мало достать и отбить мяч. Надо отбивать его в ту точку, которая будет наиболее неудобной для твоего соперника. Надо так всё рассчитать, чтобы на твой мяч или серию ударов соперник в конце концов ответил именно тем ударом, которого ты ждёшь, к которому ты готов, после которого ты уже можешь произвести атаку». Из книги Ольги Морозовой «Только теннис», 2000 г.).

 

Ментальные способности это больше вопрос выбора, чем тренировки, считает Фокс. После того, как решение принято, достичь цели становится довольно-таки легко.

 

Но давление никуда не девается. Независимо от того, как сильно вы хотите избавить свой ум от эмоций, стараясь не признавать, насколько важны некоторые очки, за которые нужно бороться. «О, боже, очко у меня в руках, - приводит примеры таких мыслей Фокс.  – Я выиграю Уимблдон, если возьму следующее очко… Если вы думаете так, то вам кранты. Вы пытаетесь скользить по очкам, но это никогда по-настоящему не освободит ваш ум».

 

Вот, где Фокс одобряет техники, призванные смягчить стресс - он предлагает пристально сосредоточиться на том, что необходимо в ближайшие несколько секунд. «Вы не хотите раздувать из розыгрыша этого очка драму, - говорит Фокс. – Но, конечно, вы не можете избавиться от него, вы не можете себе приказать не думать, что на кону матч пойнт, потому что сейчас вы как раз и собираетесь думать об этом. Вы фокусируетесь на том, чтобы остановить себя».

 

Ум, по мнению исследователей, может обрабатывать крупным планом одну главную мысль в конкретный момент времени. Таким образом, концентрируясь на том, чтобы, например, подбросить мяч или подготовить удар, вы занимаете мозг полезной информацией.

 

«Тренер должен дать игроку некую другую пищу для размышления - вместо той навязчивой мысли, что в случае, если он смажет удар, он может потерять матч, - советует Фокс. – Надо думать о том, как сыграть так, чтобы попасть в цель». (“Победители – это те, кто знают, чего они хотят, а проигравшие – те, которые боятся того, что может случиться.. “ Скип Синглтон, профессиональный тренер, автор книги «Искусство игры в теннис»).

 

Все эти весомые по важности очки значительно обременяют ваш мозг. Эмоция, мощный инструмент, может формировать вашу стратегию. Но игроки, полностью владеющие собой, могут иметь другую панораму развития событий и соответственно иной результат.

 

Вот перечень основных ментальных теннисных идей/концепций по Аллену Фоксу:

 

Теннис – чрезвычайно эмоциональная игра, и главная ее цель – научиться контролировать эмоции. Помните: ваши чувства управляют каждым очком. Фокус именно в том, чтобы максимизировать позитивную эмоцию перед каждым розыгрышем.

 

Первостепенный вопрос для каждого игрока найти причину стресса: что победа и поражение значат для вас? (Фокс просит зарубить всех на носу, что теннис это всего лишь ИГРА, и ключевое слово здесь «наслаждение»).

 

Стрессу также подвержены игроки, пытающиеся контролировать не поддающееся контролю. Победа в теннисном матче не находится полностью в вашей власти. Примите это.

 

В теннисе вы можете сыграть почти идеальный матч и всё же проиграть его. Система подсчета очков «дьявольская», что делает некоторые моменты игры гораздо более важными, чем другие. Это нагнетает давление.

 

Признайте тот факт, что матч предлагает много возможностей для победы, а не только одну единственную.

 

Золотое Правило: никогда не делайте на корте то, что не помогает вам выигрывать. («Никогда не меняйте выигрышной тактики» и «Всегда изменяйте игру, если вы проигрываете» Билл Тильден).

 

В матче «на тоненького» победу могут решить пара мячей. Кто из игроков в данный момент психологически более устойчив, тот и выиграет.

 

В теннисе требуется отвага, чтобы держать удар и продолжать идти дальше. Будьте ментально непрошибаемы.

 

Оптимизм – одно из ваших главных оружий на корте. Верьте в себя и выжимайте из себя всё, что вы умеете,  до последнего. («Поставь над собой сто учителей - они окажутся бессильными, если ты не сможешь сам заставлять себя и сам требовать от себя» Сухомлинский).

 

 

 

Страх ошибки

Взято с сайта: https://sizozh.ru

Наверное, в каждом из нас, пускай даже очень глубоко в душе, сидит смелый искатель приключений, который знает своё настоящее предназначение.
Учёный или бизнесмен, писатель или художник, программист или дизайнер — не так важно, к чему лежит наша душа. Важнее то, что каждый из нас может найти любимое дело.
К сожалению, именно боязнь совершить ошибку зачастую мешает нам в полной мере проявить себя. Из-за этого многие наши мечты рискуют так и остаться мечтами.
• Мы боимся сделать что-то не правильно.
• Нас пугает, что мы можем потратить много времени и ничего не добиться.
• Мы боимся покинуть привычную зону комфорта.
• Нам страшно показаться смешными для окружающих.
• Мы боимся совершать не идеальные поступки и принимать не совершенные решения.
• Нами уже были сделаны ошибки ранее, поэтому мы боимся повторения.
Так или иначе, страх совершить ошибку всегда приказывает отступить.
НЕ БОЙТЕСЬ ОШИБАТЬСЯ!
Помните, что каждое событие само по себе нейтрально.
Это мы придаём ему положительную или негативную окраску своим отношением.
Другими словами, только от нас зависит, как воспринимать случившееся с нами.
Каждая ошибка — это:
1) Опыт.
2) Возможность сделать выводы и в дальнейшем действовать правильно.
СОВЕРШАЯ ОШИБКИ, МЫ В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ ПРИБЛИЖАЕМСЯ К ЦЕЛИ.
Изобретатель электрической лампочки Томас Эдисон создал лампочку после 1000 неудачных попыток. 1000 раз он ошибался! Но он не считал эти попытки неудачными. Эдисон говорил, что нашёл 1000 способов, как нельзя сделать лампочку.
Друзья, стоит осознать одну простую вещь: неудачная попытка — это не конец жизни, это — СОСТАВЛЯЮЩАЯ ДВИЖЕНИЯ К ЦЕЛИ.
Знаменитый баскетболист Майкл Джордан сделал 9000 неудачных бросков, проиграл 300 матчей и 26 раз «запорол» игру, не оправдав возложенных на него надежд.
Если человек боится ошибаться, то этот страх значительно тормозит его развитие.
Но когда мы отказываемся от страха по этому поводу и позволяем себе ошибаться, то происходит невероятное. Количество ошибок снижается! Ведь ДАВАЯ СЕБЕ ПРАВО НА ОШИБКУ, мы тем самым ПОНИЖАЕМ ВАЖНОСТЬ ЦЕЛИ. Что, в свою очередь, дарит нам более благоприятное развитие событий.
И даже если мы делаем ошибки, то следует воспринимать их как опыт, как часть нашего пути. Так оно и есть на самом деле. Ошибка — прекрасная возможность чему-то научиться и стать лучше.
Конечно, существуют ситуации, когда ошибаться нельзя. Хирургия, ракетостроение, атомные электростанции… Существуют области деятельности, где цена ошибки слишком высока. В таких случаях необходимо полагаться на качественную подготовку и тщательный расчёт. Ну и двигаться нужно от простого к сложному, накапливая опыт.
Статья же посвящена «бытовым» ошибкам — тем ошибкам, которые не дают нам раскрыться, которые мешают нам рисковать и достигать вершин. Избавиться от страха совершить такие ошибки — значит дать себе шанс по настоящему раскрыться в этой жизни.
Порой бывает, что умом то мы понимаем, что ошибаться можно. Однако по привычке накручиваем и ругаем себя за ошибки. Возникает такое щемящее чувство в душе… В этом случае просто замечательно, если у вас есть близкие и понимающие люди. Расскажите им о своих чувствах. Они вас обязательно поддержат. Благодаря этим людям вы поймёте, что всё у вас получится. И что любая ошибка — это прекрасная возможность стать лучше.
Бояться — это нормально. Главное — понять причину своего страха. Иначе можно всю жизнь сожалеть об упущенных возможностях и неосуществленных планах. Но поняв и обезвредив страх совершить ошибку, мы значительно приближаем себя к осуществлению наших целей.

© СиЗОЖ

 

Дисциплина

Автор: Robert Lansdorp, перевод: Б. Швец (статья взята с сайта: http://stennis.ru)

Сегодня родители воспитывают детей в духе позитивной уверенности в себе. «Излучай уверенность!» Можно слышать постоянно по отношению к детям. И я думаю – это хорошо. В этом я вижу роль родителей. Но они не видят, что такой подход мешает ребенку полностью раскрыться и достичь вершин теннисного мастерства. Ребенок может быть очень позитивно устремленным, но он ничего не достигнет в теннисе, если он не приучен к дисциплине и не приучен работать, достигая совершенства на каждом последовательном шаге своей подготовки. И здесь очень важна роль тренера, который должен уметь показать реальную картину мастерства, которое достиг ребенок на каждом шаге своей подготовки.

Я придаю дисциплине огромное значение. Когда я работал с Трэйси Остин или Питом Сампрасом, дисциплина была очень жесткой. Я уверен, что Трэйси, Пит и множество других юниоров временами даже ненавидели меня. Трэйси особенно. Но потом они признали, что не стали бы такими выдающимися игроками без моей помощи. Они должны были бить мяч правильно, и должны были работать, повторяя удар снова и снова. Повторяли 20 раз и, если нужно – еще 40. Добиваясь требуемого качества. И действовали только таким путем. По моему мнению, дисциплина повторения является ключом к успеху.

Если вы хотите стать теннисным игроком – вы не можете позволить себе совершать невынужденные ошибки. Вы совершаете замах, бьете мяч и должны не сомневаться, что он попадет в корт. Единственный способ развить такую уверенность – это постоянная тренировка. Многократное повторение требуемого удара.

Множество родители уверены, что я излишне требователен к их детям. Но я уверен, что большинство из них не осознает, какая огромная проблема стоит за этим. Проблема состоит в том, что в современном обществе очень много вещей занимает внимание ребенка, и дети отучаются глубоко концентрироваться на чем-то одном. Это проблема не одного тенниса, а всего общества, в котором все стало меняться очень быстро. Дети имеют компьютеры, видеоигры, кабельное телевидение с сотней каналов, где информация преподносится им в препарированном виде. Достаточно только проглотить. И у детей создается иллюзия, что можно достичь всего, не прилагая достаточных усилий, двигая мышку компьютера или джойстик видеоигры. Нынешнее поколение старается не делать того, что требует значительных усилий. Не говоря уже о физических, но и душевных, и интеллектуальных. Вот почему нынешние дети не читают книг.

Вот почему современные дети не умеют концентрироваться на одном деле. Их внимание переключается постоянно. Они имеют проблемы с последовательностью действий. Совершая несколько шагов, они забывают, что делали на первом шаге. С такой ментальностью невозможно стать великим игроком. Одно дело научить правильно бить по мячу, но более важно – научить выполнять это очень стабильно. Этой цели невозможно достичь уговаривая ребенка. Здесь требуется дисциплина. Вы должны требовать этого!

Я говорю ребенку: «Ты должен сделать 20 форхендов и все они должны быть совершенно правильно выполнены. Я знаю, ты можешь это сделать, и я не шучу с тобой. Если ты ошибешься один раз – ты будешь бить еще 20 от задней линии. » Когда я говорю «от задней линии» – это означает, что он должен будет исполнить 20 ударов в движении. А это намного труднее, чем то, что он должен сделать. «Ты думаешь, что ты устал, но после 20 ударов от задней линии тебя будет тошнить от усталости». И я знаю, что при этом будет думать ребенок. «Вау, мне бы этого не хотелось». И сейчас, под угрозой более тяжелой работы, ребенок будет бояться потерять концентрацию. И внезапно у него прекрасно получаются все 20 форхендов. 

 

Я понимаю, что я говорю не очень приятные вещи, в стиле новомодной теории политической корректности. Но родители бывают просто потрясены, когда на их глазах ребенок вдруг начинает выполнять движение абсолютно правильно. А дальше требования возрастают – я требую выполнить 30, а затем 40 ударов, шаг за шагом улучшая способность ребенка к концентрации. Затем я начинаю требовать правильную проводку на всей серии ударов, а затем также добиваюсь баланса, работы ног и т.д. Вы думаете, почему Пит Сампрас владеет таким прекрасным форхендом в движении? Да потому, что он исполнял этот удар тысячи и тысячи раз, будучи ребенком.

При таком подходе речь идет не только том, как ударить. Здесь объединены техника и дисциплина, формируя надлежащую рабочую этику. Только такая комбинация создает теннисного игрока и, при соответствующем таланте, - чемпиона.  <…>

 

<…> Если ребенок имеет проблемы с концентрацией - просьбы о правильном выполнении ударов ему не помогут. Если вы пустите все на самотек, не добиваясь требуемой точности – ребенок никогда не научится концентрации. Шаг за шагом вы должны приучать ребенка к концентрации. И будьте уверенны. Если вы будете требовательны – концентрация у ребенка улучшится.

Но это отнюдь не означает, что занятия с тренером должны проходить каждый день. К чему стремится большинство из родителей. Им кажется, что занятия с тренером – лучшая форма тренировки и стремятся обеспечить их ежедневно. Они думают, что это на пользу ребенку. Я думаю наоборот. И вот почему. Ребенок теряет чувство свежести, становится эмоционально и физически зажатым. Ребенок перестает думать и ощущать свою ответственность за свои действия. Зачем, если тренер делает это вместо него!

Любой из около 20-и мирового класса игроков, которых я воспитал (включая Сампраса, Трейси Остин, Линдси Девенпорт, Джефа Таранго) имели не больше одного урока в неделю, редко два. Исключения были только для приезжающих издалека.

Я очень строг с детьми. Но я считаю, что если они пришли ко мне - это нужно в первую очередь им, а не мне. Я обязан только указать путь. А пройти его они должны самостоятельно. И если ребенок точно бьет сегодня 5 ударов из 10, в конце тренировки я говорю: через неделю я хочу видеть лучший результат. И задача уже становится не моей, а самого ребенка, потому что к следующему уроку, он должен добиться этого самостоятельно. И самостоятельная работа разовьет его внутреннее чувство правильного удара. Чего не происходит, когда он будет ежедневно механически выполнять эти удары по подсказке тренера.

Самым ярким примером является Джеф Таранго. Я очень уважаю его за трудолюбие и настойчивость, так как природа не дала ему большого таланта. Но на уроках он был очень внимательным. Старался осмыслить и прочувствовать все мои указания. А после урока со мной, он неделю работал вместе со своей матерью, которая вводила для него мячи. И он работал и час и два над одним и тем же ударом, пока, в конце концов, его форхенд не стал одним из лучших в мире.

Мне нравится процесс совершенствования. Мне нравится работать с ребенком и увидев его через пару месяцев, убедится, что игра его немного улучшилась. А через год увидеть более существенное улучшение. Мне нравиться делать детей лучше, чем они были. Даже со взрослыми я стараюсь работать в таком же ключе. Требовать от них как от моих юниоров. Я знаю, что я действительно способен улучшить их игру.

Мне посчастливилось иметь очень хороших детей. Но были и такие, что попадали ко мне, когда уже почти потеряли надежду. И работая так тяжело, как я требовал от них, многие вернулись в теннис. Они вдруг становились полными энтузиазма и тренировались и нарабатывали уверенность в своей игре. Уверенность, что работа с ними интересна для меня.

«Как это возможно?» думали они. «Он ведь работает только с чемпионами».

Но, в основном, я принимаю любого. Я не делаю разницы между детьми. Я не ищу чемпионов, и буду помогать любому, кто ко мне обратился. Мне нравится взаимодействие с ребенком как с личностью. Поэтому я не имею огромной академии. Только я и ребенок. И я делаю это до сих пор. Так как для меня главное, что этот ребенок из себя представляет.

(Здесь, по-видимому, Лансдорп противопоставляет свой метод работы с детьми другой известнейшей Академии - Ника Боллетьери, на мой взгляд, совершенно не занимающейся ребенком как личностью. В которой добиваются результата за счет колоссальной интенсификации тренировочного процесса. Цель Академии Ника, коммерческий доход, а не индивидуальная, творческая работа. Прим. переводчика)

Да, зачастую это работа. Иногда – это удовольствие. Я с детьми выступаю как актер. Ребенок может неудачно сыграть, а я возьму ракетку и пройду на его сторону со словами: «Какого дьявола ты творишь?» И ребенок начинает лихорадочно соображать, что же такого он совершил, но он полон внимания.

Дети как глина в моих руках. Многие могут подумать, что я запугиваю детей, но это не так. Я полон уважения к ребенку, но я очень строг, если ребенок не делает того, что требуется. Я никогда не буду мириться с халатным отношением к работе. И если он не будет по-настоящему стараться – я прикажу ему покинуть корт. Плохая работа не нужна ни мне, ни ребенку. Ребенок должен понимать, что он приехал учиться, и только в роли ученика я его буду воспринимать.

Примерно 20 лет назад мне позвонил богатый бизнесмен из Техаса и попросил позаниматься с его сыном 13-и лет. Мальчик прилетел и на первом уроке я увидел, что мальчик неплохой игрок, но имеет лишний вес и находится в слабой физической форме. Через 20 минут я попросил его исполнить 15 глубоких форхендов и бекхендов. Он исполнил форхенды, но когда начал бекхенды – на 5-м ошибся. И вдруг этот малец буквально остолбенел и стал изрыгать проклятия (что, по-видимому, видел по ТВ у профессионалов на туре). «Черт побери!», закричал он и бросил ракетку о землю. «Эй», сказал я, «Ты видишь эти ворота? Прочь отсюда и уезжай назад в Техас». Ни от кого я не потерплю такого отношения к работе, хотя большинство современных тренеров просто скажут: «Ничего страшного, расслабься и продолжим» Так, по-видимому, и работали с этим парнем в Техасе.

Другая проблема с родителями – это то, что многие считают, что знают, что нужно их ребенку лучше тебя. И дают тебе советы, как их ребенок должен играть. Конечно, они нуждаются в твоих советах, но воспринимают только те, которые сами считают правильными. Конечно, родители всегда желают своим детям лучшего, часто не замечая, что достигают своим вмешательством совершенно противоположных результатов.

Один папа постоянно говорил своему сыну, куда он должен бить. Его рот не закрывался ни на минуту. Как будто он сам играл матч. Практически, он не давал сыну никакой возможности самостоятельно принимать решения во время матча, развить чувство игры. Игра с трибуны воспринимается совершенно по-другому, чем на корте. И вмешиваясь с трибуны, вы мешаете ребенку развить инстинкты, нужные ему как игроку. Мальчик никогда не ощущал личной ответственности за происходящее. Если он проиграл, то только потому, что не слушался. Если выиграл, то только потому, что слушался своего умного отца. Я сказал этому отцу, что он должен прекратить приходить на тренировочные матчи. «Ваш сын должен играть сам и учиться на своих собственных ошибках».

Мать другого ученика, когда у сына улучшилась игра, вдруг стала говорить «мы». Откуда это взялось у неё, когда она в своей жизни не держала в руке ракетку!? Но мне это хорошо знакомо. «Мы» - это когда победа и никогда, когда поражение. Тогда «он» проиграл. Вы никогда не увидите родителей, которые бы сказали «мы проиграли, потому, что играли очень глупо»

Ребенок приходит ко мне на корт, и отец несет теннисную сумку. Это для меня выразительный знак того, что они уже видят своего сына чемпионом. Роль родителей я вижу в другом. Если ребенка с самого начала будут учить правильно, его мастерство сохранится у них на всю жизнь. Вот почему так важна правильная подготовка с самого начала обучения.

Многие родители, с целью экономии денег, начинают работать с не очень квалифицированным тренером. Но этот подход создаст в будущем большие проблемы, особенно если ребенок начинал с крайне закрытой хватки.

Дети должны быть научены нарабатывать собственное чувство ударов и чувство игры. И если вы станете учить ребенка, как я здесь описал, в дальней перспективе, вы достигнете намного большего, чем при любой другой методике. Используя мою методику, ребенок сохранит мастерство на протяжении всей своей карьеры, на всю жизнь.

 

Перевод с английского: Б.Швец

 

"Никто моложе 16-ти ещё ни разу не отбирался на юниорский Кубок Дэвиса"

Отрывок из книги Джона Макинроя "Всерьёз"

СПРАВКА:

 

Джон Макинрой (John McEnroe) написал автобиографическую книгу совместно с американским писателем и журналистом Джеймсом Каплан (James Kaplan). В 2002 году книга вышла в США и в следующем году в Великобритании. Названием для американского издания послужила, получившая всеобщую известность, реплика Макинроя, которую он выкрикнул судье: "Не может быть ты это всерьёз!" (Man, you cannot be serious!). Это произошло во время матча 1-го круга «Уимблдона-1981» между соотечественниками Джоном Макинроем и Томом Галликсоном, когда судья матча шотландец Эдвард Джеймс (Edward James) оштрафовал Макинроя за швыряние ракетки.

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

 

<...> В мае, когда я был в десятом классе – 1975 год – я впервые самостоятельно отправился на курорт Уолден на озере Конро, неподалёку от Хьюстона, чтобы попробовать отобраться в команду на юниорский Кубок Дэвиса. Эта была бы огромная честь попасть в команду, не говоря уж о том, что в случае успеха все мои расходы за летние десять недель покрывались. Родители прилично раскошелились на мои поездки на турниры, поэтому я хотел внести свой вклад и заодно почувствовать себя более независимым.

В команде должно было быть двенадцать участников и большинство ребят, участвовавших в отборе, были на год-два старше меня и к тому же крупнее, сильнее и с большими, чем у меня, достижениями. Никто моложе 16-ти ещё ни разу не отбирался на юниорский Кубок Дэвиса.

Отбор проходил в Техасе и занимал полторы недели. Там было невероятно жарко и влажно. Мне никогда в жизни не было так жарко. Жара всегда была злейшим моим врагом на теннисном корте в основном из-за моей светлой кожи. Нервные окончания дрожали, концентрация постоянно пропадала и было очень трудно показывать лучший свой теннис.

Мы играли девять матчей за десять дней и перед последней игрой у меня были четыре победы и четыре поражения. Всё зависело от этого самого последнего матча: в случае победы я попадал в команду, в случае поражения – нет. Я играл с парнем по имени Уолтер Редондо. Ему было семнадцать и в возрасте четырнадцати лет при росте 172 см он разгромил меня пару лет назад на национальном чемпионате для 14-летних и младше. Уолтер был из Калифорнии, испаноязычный парень гавайского вида, на несколько сантиметров выше меня (впрочем, как и все остальные) и сложен как Адонис. У него была красивая игра: подача, удар с лёта, удары с задней линии - все были идеальны. Многие думали, что он станет следующей большой звездой в теннисе.

Но, вероятно, у меня в ушах до сих пор стоял голос Гарри Хопмана – я очень хотел играть в юниорском Кубке Дэвиса. Когда предыдущей ночью я позвонил родителям я сказал им, что независимо от того какая будет стоять жара я выдержу столько сколько будет нужно для того чтобы выиграть.

И именно это и случилось. Я победил Уолтера в двух ожесточенных сетах не на жизнь, а на смерть, 6–3, 7–5. Мне кажется, я хотел победить больше чем он. Как потом оказалось, он достиг вершины – и в росте и в теннисе – в четырнадцатилетнем возрасте. Поиграв год-другой в профессионалах, он так и не смог найти себя. Поразительно, с каким количеством людей случается подобная вещь. У них есть и удар, и физподготовка, но, видимо, то что их толкает вперёд, толкает недостаточно.

Этот матч стал настоящей поворотной точкой, вселив в меня уверенность в собственных силах. В конце концов, ментально я оказался сильнее Уолтера Редондо. А про себя я понял, что если даже мне не доставляет особого удовольствия играть теннисные матчи – ещё меньше мне нравится их проигрывать. <...>

 

Психологическое значение разминки

Отрывок из статьи Георгия Дашкевича «Учитесь побеждать!» (http://def.kondopoga.ru)

Некоторые спортсмены не уделяют должного внимания разминке, даже пренебрегают ею, уверенные в том, что нескольких минут обмена ударами с соперником перед игрой вполне достаточно. К сожалению, они глубоко заблуждаются. Чтобы выйти на площадку во всеоружии, требуется гораздо больше времени. Вот как серьезно готовился к предстоящим выступлениям известный американский теннисист Артур Эш.  На страницах журнала «Теннис»» он вспоминает свою подготовку к финалу Уимблдонского турнира 1975 года, в котором одержал трудную победу над своим соотечественником Джимми Коннорсом. В частности, Артур Эш пишет: «Перед  тем как выйти на центральный корт и начать пятиминутную разминку с Джимми Коннорсом, я уже успел проделать серию физических упражнений и поиграть на другой площадке. Поэтому к моменту розыгрыша первого мяча я был предельно собран и полностью готов к предстоящей борьбе за каждое очко».

Многим спортсменам, как начинающим, так и более опытным, нужно взять за правило проводить достаточно интенсивную разминку перед выходом на площадку. Готовясь к соревнованиям, тем более важно хорошо разогреть мышцы, побегать, попрыгать и, если позволяют условия, провести непродолжительную игровую тренировку. Если же такой возможности нет, перед началом игры необходимо успеть обменяться с соперником основными ударами: с отскока, с лёта, над головой, а также несколько раз подряд выполнить подачу.

Во время такой разминки попытайтесь обратить внимание на особенности техники выполнения ударов соперником. Это тем более важно, если вы ни разу с ним не встречались и не имеете представления об его игре. Например, если вы заметили, что, выполняя удары над головой, соперник постоянно попадает мячом в одно и то же место, то скорее всего и в игре он не изменит привычке.  И еще один момент: во время разминки постарайтесь выявить слабые места соперника и запомнить удары, которые он не любит.

К моменту, когда судья на вышке объявит, что пора собрать мячи, вы должны находиться в полной боевой готовности. Никогда не рассчитывайте на то, что соперник позволит вам разыграться в первых геймах. Это заранее проигрышная тактика. Шансы на успех любого теннисиста возрастут, если с самого начала игры он постарается захватить инициативу и сумеет завершить розыгрыш первых очков в свою пользу.

 

Комментарий Tennis Psychology:

 

С психологической точки зрения предматчевая разминка чрезвычайно важна. По сути, для спортсмена она должна означать начало поединка. И относиться к ней нужно не менее ответственно, чем к самой игре. Разминка – это не только функциональная подготовка организма к предстоящим нагрузкам, это в том числе и необходимая для быстрого и эффективного входа в игру внутренняя настройка.

Теннисный матч – это соревновательная единица, протяжённая во времени, а значит, имеющая начало и конец. Многие молодые игроки попадают в ловушку этих временных характеристик и начинают невольно следовать стереотипу «важно то, что является непосредственно соревнованием». Для них существует значительная психологическая разница между периодом до матча, матчем и периодом после матча. Это, конечно, сказывается и на их отношении к этим периодам. Раз разминка – это ещё не соревнование, значит, «ничего страшного, если я где-то не согну ноги или не сделаю вовремя замах или не побегу за неудобным мячом или спрошу у проходящего мимо приятеля, с кем он сегодня играет»… В итоге, когда матч начинается, игрок оказывается к нему не готов - ни мысленно, ни эмоционально. Тот период, который он должен был использовать для психоэмоциональной настройки, мобилизации внутренних ресурсов, для подготовки не только тела, но и мыслей к предстоящей борьбе, был проведён «для галочки» и не дал спортсмену ровным счётом ничего.

Человеческий организм не так просто устроен, чтобы «включиться» и «выключаться», когда нам это нужно. Поэтому, если во время пятиминутной разминки на корте организм спортсмена излишне спокоен и работает в комфортном для себя тренировочном режиме, то с началом матча он не сможет моментально мобилизоваться и перейти в режим высокой концентрации и продуктивности. Все эти функции нужно начинать готовить ещё до выхода на корт. Тогда уже с начала матча спортсмен будет готов соревноваться. В противном же случае, игроку потребуется несколько первых геймов (а иногда и целый сет) для того, чтобы найти оптимальное психологическое состояние, привести в порядок мысли и адаптироваться к сопернику и игровой ситуации.

Юлия Волынская

 

 

Каждое соревнование - это столкновение характеров

Н.В. Цзен, Ю.В. Пахомов «Психотехнические игры в спорте», Как изготовить чемпиона, отрывок + комментарий

   <…> Перед соревнованиями часто строят прогнозы. Кто победит? Болельщики выражают свое мнение в зависимости от симпатий. Специалисты анализируют различные возможности, стараются учесть все, даже малозначимые факторы. И все же окончательно не уверен никто. Даже наиболее искушенные знатоки не спешат поставить последнюю точку. По опыту знают: на соревнованиях, особенно крупных, может произойти любая неожиданность. Да и сам спортсмен не знает, как именно он победит. У него есть в запасе коронные приемы, тщательно разученные комбинации. Но все это отнюдь не сценарий его пути к победе.

          Футболист не знает, каким будет победный гол. Бегун не может предусмотреть, что за спектакль развернется на гаревой дорожке. Соревнование — это всегда шаг в неизвестное. Как бы спортсмен и тренер ни хотели, они не могут предусмотреть и заранее отрепетировать все, что может произойти в краткие мгновения борьбы. Если в таких видах спорта, как гимнастика или фигурное катание, это свойство соревнования проявляется не так отчетливо, то во всех игровых и единоборческих видах, где человек сталкивается с человеком, оно очевидно.

          Шахматная доска одна, а шахматистов двое. У каждого свои цели. Каждый действует исходя из собственного понимания ситуации. И, осуществляя свои замыслы, каждый вносит помехи в осуществление замыслов партнера. Замыслы оказываются неосуществленными. Но рождается игра. Она складывается неожиданно для обоих. Обоим она неподвластна. Она всегда превосходит своих создателей. Лишь в редких случаях одному из игроков удается полностью захватить контроль над ситуацией. А ведь в данном случае арена борьбы всего лишь 64 клетки. Всего 32 фигуры, за каждой из которых жестко закреплены возможные способы ее перемещения на доске. Чего же нам ожидать от футбола, фехтования, борьбы?..

       Почти каждого спортсмена на соревнованиях ждет встреча с непредвиденным. И именно потому, что на соревнованиях спортсмен каждый раз ищет свой путь и каждый раз творит заново, за результаты отвечает не тренер, не методика, а он сам. Ограниченность взгляда на соревнование как на простую реализацию того, что заложено на тренировках, хорошо показывает тот факт, что именно на соревнованиях были достигнуты наиболее высокие результаты во всех видах спорта. И чем крупнее соревнование, тем более впечатляющих достижений приходится ожидать. И тем чаще спортсмен превосходит свои собственные, достигнутые на тренировках личные рекорды. Хотя именно на тренировке возможности для работы, казалось бы, наиболее благоприятны: нет ни конкуренции, ни ответственности... Но нет и рекордов. <…>

     <…> Те, кто придают решающее значение одной лишь безукоризненной технике, упускают из виду важнейший психологический факт: результаты любых человеческих усилий, любой деятельности зависят не только от совершенства навыков и умений человека, но и от его характера, силы его устремлений, значимости его действий в собственных глазах и глазах других людей, от смысла того, что он делает. Шквал эмоций, проносящийся в душе спортсмена в критические моменты напряженной борьбы, — это не просто аккомпанемент к его мышечной работе, это реальные метры, секунды, килограммы. Это причина неожиданных срывов и фантастических рекордов, нелепых поражений и ослепительных побед. <…>

      <…> Сводя спорт к стандартам и схемам, мы утрачиваем в нем нечто глубоко внутреннее, идущее не от технологии и техники, а от самого человека. А ведь человек — это сердцевина спорта. Соревнуются между собой не системы подготовки, не технические навыки, не мышцы. Соревнуются живые, мыслящие люди. Каждое соревнование — это столкновение характеров. И чем выше класс спортсмена, тем более явственно проявляются его характер, его неповторимый стиль, его индивидуальность. <…>

 Н.В. Цзен, Ю.В. Пахомов "Психотехнические игры в спорте"

 

             Комментарий Tennis Psychology:

          О чём этот отрывок? Наверное, о том, что в спорте (как и везде) на первом месте стоит личность! Именно личность спортсмена определяет то, как он работает над собой, трудится, и то, как потом выступает на соревнованиях и каких добивается результатов! Безусловно, никто не умоляет заслуги тренеров, их профессионализм и самоотдачу в работе со спортсменами, их опыт и педагогический талант. Ни в коем случае. Но стоит признать, что тренеру, какой бы он ни был мастер, вряд ли удастся вывести в чемпионы человека, который не будет достаточно силён духом, а также достаточно целеустремлён и работоспособен.

           Есть замечательная цитата Сухомлинского: «Поставь над собой сто учителей - они окажутся бессильными, если ты не сможешь сам заставлять себя и сам требовать от себя». Как мне кажется, это высказывание абсолютно раскрывает суть системы «тренер-ученик». Тренер создаёт условия для работы спортсмена, организовывает процесс в рамках определённой концепции, обучает техническим приёмам, делится знаниями, опытом, воспитывает необходимые спортсмену качества и т.д. Но, как бы то ни было, работает над собой и выступает на соревнованиях сам спортсмен. И в итоге все его умения будут преломляться о черты его характера, волевые качества и другие психологические особенности. Его задача – проявить себя в противостоянии с другим спортсменом, другой личностью, другим характером! Его задача - выстоять в этом поединке, переиграть соперника, преодолев себя. В этом философия спорта! Победит сильнейший, во всех смыслах этого слова.

Юлия Волынская

 

Вопросы о главном

Полный вариант статьи “6 вопросов о главном” читайте в журнале “Tennis Weekend” №4, 2012

Когда встречаешься с великими тренерами, которым посчастливилось работать с великими игроками, хочется сразу задать им тысячу вопросов. Журналисты французского журнала “Tennis Magazine” решили задать только самые важные.

Какой изюминкой должен обладать чемпион?

Поль Аннаконе: Он должен уметь преодолевать трудности и даже уметь их ценить.

Ник Боллетьери: Способностью не отходить от взятого курса. Неважно, какой выдался день: хороший или плохой. Надо уметь сохранить волю и ясность мыслей, чтобы отдать всё и победить.

Дарен Кахилл: Нужно иметь веру. Там, где некоторые начинают нервничать и сомневаться, великие игроки сохраняют веру в себя при любых обстоятельствах. Они верят в свою судьбу.

Лоик Курто: Надо уметь мечтать немного сильнее, чем другие.

Жорж Говен: Надо иметь в себе некую «чертовщинку».

Петер Лунгрен: Инстинкт. Умение почувствовать, когда нужно вовремя выдать нужный удар, чтобы повернуть вспять ход матча.

Габриэль Маркус: Нужно, чтобы внутри тебя горел огонь, чтобы все время бороться и стремиться прогрессировать.

Тони Надаль: Я бы сказал, надо уметь мечтать. Да-да, мечтать.

Патрик Муратоглу: Надо быть всегда голодным, всё время хотеть большего.

Карлос Родригес: Становление чемпиона происходит с детства. Это нечто естественное. То, что засело у вас в голове, а значит – проявит себя в самые экстремальные моменты. Это на самом деле нельзя объяснить.

Мариан Вайда: Надо иметь мечту. И иметь достаточно решимости для того, чтобы следовать своей мечте до конца.

Сэм Сумик: Те, кто потом становится лучшими, обладают внутренней силой, о которой не подозревают другие люди, а возможно, и они сами.

Тренеры-респонденты говорят о вере в широком смысле этого слова, о некой внутренней силе, которая побуждает игрока верить в себя и следовать за своей мечтой, за своей судьбой. Некоторые даже говорят о «чертовщинке», о «внутреннем огне».

Вопросы о главном

Полный вариант статьи “6 вопросов о главном” читайте в журнале “Tennis Weekend” №4, 2012

Когда встречаешься с великими тренерами, которым посчастливилось работать с великими игроками, хочется сразу задать им тысячу вопросов. Журналисты французского журнала “Tennis Magazine” решили задать только самые важные.

Важно ли быть умным, чтобы стать чемпионом?

Поль Аннаконе: Не думаю, что это необходимо.

Ник Боллетьери: Крайне важно! На корте нужно постоянно думать о том, какие коррективы следует внести в игру с тем, чтобы всегда играть по ситуации, выполняя именно тот удар, который нужен. За пределами корта ум нужен для того, чтобы не утратить скромность.

Дарен Кахилл: Да, важно, поскольку требуется постоянно принимать умные решения относительно рабочего режима, выбора окружения и т.д.

Лоик Курто: Нужно уметь задавать себе нужные вопросы и принимать правильные решения.

Франко Давин: Все всяких сомнений, важно. Но это не обязательно тот тип ума, как его обычно понимают.

Жорж Говен: Чемпионы обычно обладают «приземлённым», крестьянским типом ума, они наделены здравым смыслом.

Петер Лунгрен: Конечно, важно. Нужно быть умным, чтобы знать, что делать в ответственный момент.

Габриэль Маркус: Очень важно. Не только для того, чтобы принимать решения на корте, но и для того, чтобы правильно строить свою жизнь, правильно общаться с журналистами, со зрителями, со своим окружением и т.д.

Йоахим Нистрём: Я не уверен в этом. Нужно, прежде всего, верить в себя.

Клаудио Пистолези: Для меня ум в игре это скорее вопрос внутреннего ощущения. Ум в теннисе – это скорее из области нервов, реакции и быстроты принятия решения, нежели ум в прямом смысле слова.

Тони Роуч: Да, безусловно. Великие чемпионы умеют выигрывать важные очки. Зачастую это плод предварительных размышлений, которые предполагают наличие ума.

Карлос Родригес: Я знал игроков среди мужчин и женщин, не отличавшихся особым умом за пределами корта, но проявлявших ум в игре. У них есть инстинкт как своеобразная форма бессознательного ума. Ведь, по сути дела, матч на 90% происходит на бессознательном уровне.

Сэм Сумик: Да, но я бы назвал это эмоциональным умом, то есть умением управлять своими эмоциями, правильно пользоваться ими, направлять их в нужное русло.

Мариан Вайда: Не обязательно в том смысле, в каком это обычно понимают. Но теннис такой вид спорта, который требует умения думать на корте, причём думать, опираясь на ум. Но главное в том, что теннис – это такой вид спорта, в котором надо постоянно извлекать уроки из своих ошибок. А для этого надо обладать умом.

Антонио ванн Грихен: Разумеется. Потому что нужно не просто вкалывать, а работать с умом.

Тренеры рассуждают о неком «игровом уме», который одни трактуют на уровне «ощущений», «инстинкта» или как способность принимать решения на корте. Другие говорят о поведении за пределами корта, распространяя понятие ума на грамотное управление своей карьерой.


Вы – свой самый сильный противник

Отрывок из книги Скипа Синглтона «Искусство игры в теннис», 2004 г.

Вы уже знаете, что можете сами себе навредить, если будете ошибаться и тем самым отдавать очки противнику. Существует ещё несколько случаев, когда теннисист может проиграть по своей вине. Давайте рассмотрим некоторые из них, и вы постараетесь научиться избегать подобных ситуаций в игре.

Иногда на корте происходят странные вещи. Спокойный и уравновешенный игрок у вас на глазах претерпевает так называемые изменения доктора Джекила, или мистера Хайда, как только попадает в условия соревновательной борьбы. Такой игрок попросту теряет контроль над собой. Его может расстроить неудачная подача, реакция на ошибку и другие неприятные моменты. Обычно это люди, тем не менее, прекрасно играют, когда всё идёт так, как им бы хотелось. Но любая незапланированная мелочь полностью выбивает их из колеи!

Непросто сохранять самообладание в любых ситуациях, плохих и хороших. Добиться полного контроля над всеми эмоциями во время теннисного матча – задача не из лёгких. И всё же, если вы хотите играть в соответствии с вашими возможностями, а не ниже, самоконтроль будет важнейшим из требований. Без него вы не сможете сконцентрироваться даже на короткое время, и это очень помешает вашей игре. Вы будете под сильным впечатлением от неприятных происшествий, и они доведут вас в результате до того, что вы полностью подчинитесь ситуации, а не наоборот.

Теннис – не место для демонстрации характера. Выражение гнева не принесёт ничего хорошего. Иногда говорят: «Я такой, какой я есть, и ничего не поделаешь». У всех есть эмоции, даже у самых благовоспитанных и, казалось бы, абсолютно невозмутимых людей. Просто они научились преодолевать себя и контролировать порывы. Эмоции могут, подобно болезни, распространиться по всему телу и плохо отразиться на всей игре. Любые аспекты темперамента можно подчинить разуму, это доступно даже самым «горячим» игрокам.

Когда вы контролируете себя, помарки и ошибки не могут помешать вам продолжить игру. Это вовсе не означает, что вы потеряете азарт. Вы просто не станете выплёскивать весь свой гнев и агрессию на корт. Вы обнаружите, как автоматически выстроится ваша игра и стабилизируется поведение, не говоря уже об улучшении общих результатов. Проявляя спокойствие, вы покажете более целостную и качественную игру и почувствуете, как растёт ваш профессионализм.

Будьте в форме. Не позволяйте ситуации подчинить себя. Они наверняка оказывают такое же влияние на оппонента, как и на вас, так пусть они мешают ему, в то время как вы будете сохранять хладнокровие. Абстрагируйтесь от неприятностей. Конечно, если повторять себе что-то много раз, в это можно поверить. Так зачем зря себя накручивать? Не становитесь своим собственным сильнейшим противником.

 

 

Приобрести книгу Скипа Синглтона "Искусство игры в теннис" можно здесь

 

 

«Тот, кто хочет стать чемпионом, не должен думать о поражении».

Отрывок из книги Пита Сампраса «Размышления чемпиона. Уроки теннисной жизни»

<…> Для нас самым главным всегда было вести правильную игру, постоянно её совершенствуя. Этому принципу я следовал в течение всей карьеры. Мы сознательно шли на риск. Если ожидания не оправдываются, значит, я оказался недостаточно хорош или поставил себе невыполнимые задачи. А многие мои сверстники напоминали отчаянно голодных людей, без разбора поглощающих всё съестное подряд. Они не думали о будущем, жили только сегодняшними результатами, не отдавая себе отчёта в том, что вещи, подходящие для юниоров (например, бесконечный обмен несильными навесными ударами), в профессиональном спорте могут оказаться бесполезными. <…>

<…> Приняв решение об улучшении своей игры (имеется в виду переход на одноручный бэкхенд), я не очень волновался по поводу побед. Я хочу объяснить начинающим теннисистам: в их возрасте я прежде всего заботился не об очках, а о том, чтобы играть хорошо, играть «правильно». Поэтому я мог не только получать удовольствие от процесса игры, но и совершенствовать её в силу своих возможностей.

Однако вернёмся к прерванной истории. Осваивая новую технику, я всё яснее видел, какое тяжёлое бремя возложили на себя некоторые мои сверстники, одержимые желанием побеждать во что бы то ни стало, и как это отразится на их спортивной карьере. Могу заявить со всей уверенностью: на меня никогда не давили ни отец, ни Пит. Мне никогда не говорили: «Ну-ка, давай, ты просто обязан выиграть эту встречу».

Ещё один полезный побочный эффект моих выступлений в старшей возрастной группе и перехода на новую технику состоял в том, что я научился проигрывать. Тот, кто хочет стать чемпионом, не должен думать о поражении – в этом я никогда не сомневался. Но я освоил и умение проигрывать так, чтобы не утратить уверенности в себе. Это очень пригодилось мне впоследствии, и не только в общей перспективе, но даже в конкретных встречах, когда на меня сильно давили. Страх поражения парализует игрока.

Наверное, теперь вам легче понять, как у меня выработалась одна черта характера, очень помогавшая мне на протяжении всей карьеры, хотя мало кто её замечал (потому, вероятно, что она теснее связана с тем, чего я не делал, нежели с тем, что я делал): мне всегда «хватало дыхания», во всяком случае, насколько я себя помню. Поймите меня правильно. У меня выпадали неудачные дни, случались встречи, когда я был сам не свой – из-за переутомления или потому, что не мог найти свою игру. Иногда мне не хватало настроя, и я проигрывал. Однако «нехватка дыхания» - совсем другое дело. Это когда ты объективно можешь выиграть, но внезапно чувствуешь полный упадок сил и духа. Такого со мной не бывало – уверен, именно потому, что я никогда не боялся проиграть.

<…>

«Состояние сверхнастороженности». Почему оно случается и как его избежать.

Автор: Tomaz Mencinger, перевод: Юлия Волынская

Оригинал статьи находится на сайте: http://www.tennismindgame.com/

Вы, наверное, испытывали чувство потери контроля в матче. Это то чувство, которое мы часто называем «потерянность». Ты не знаешь, что делать, не знаешь, что вообще происходит, и твоя игра рассыпается на части. Ты просто бьёшь по мячу – без какого-либо плана, без цели и концентрации, которые необходимы, чтобы показывать качественный теннис.

Что это за состояние, почему оно возникает и как предотвратить его появление?

Первое, что нам необходимо пояснить – это то, как работает наша психика. Это довольно просто: наша психика берёт информацию из прошлого – из памяти и, основываясь на этой памяти, предсказывает будущее.

Почему психика так поступает?

Это механизм выживания, основанный на миллионах лет эволюции. Представьте себе ящерицу, прогуливающуюся определённой дорогой. И тут её атакует змея! Но ящерице удаётся спастись. Это болезненное воспоминание откладывается в памяти и ящерица будет держаться подальше от того опасного пути. Она знает, что появляться там опасно. Поэтому ящерица выбирает другой путь для поисков пищи. Она наедается и избегает нападения. Ящерица предполагает, что и в следующий раз здесь будет еда и она при этом будет в безопасности. Теперь она спокойна.

И каждый раз, когда ящерица ползёт незнакомой дорогой, она будет находиться в состоянии боевой готовности. Неизвестность означает, что может случиться всё, что угодно, в том числе и что-то опасное и угрожающее, и в этом случае, чтобы выжить, необходимо будет реагировать очень быстро.

Подобный механизм работает и в нашем сознании. Всякий раз, когда мы не знаем, что будет дальше - или не может предсказать с высокой долей вероятности - оно находится в состоянии боевой готовности, хотя такого высокого уровня боевой готовности на самом деле не нужно в теннисном матче.

Что же происходит при таком высоком уровне внутренней настороженности? Механизм выживания пускает в кровь мощную дозу адреналина, и тем самым блокирует наиболее сложные мозговые операции - вам остаются простейшие (рефлекторные) функции, если можно это так назвать.

Согласно главному механизму выживания – «дерись или беги!» - вам не нужно комплексное мышление – нужно быть быстрым и моментально принимать решения. Комплексное мышление требует слишком много времени и к тому моменту, как вы разберётесь, что происходит, можете уже оказаться мертвы. Так что лучше просто бежать, а мыслительный процесс оставить на потом. По крайней мере, так считает наше подсознание.

Итак, когда вы играете в теннис и не можете предугадать, что произойдёт дальше – как то игра с незнакомым соперником или невозможность предсказать его следующее действие – вы можете войти в режим повышенной бдительности. При этом вы будете находиться в состоянии тревоги, не сможете ясно мыслить, принимать разумные решения и контролировать свои эмоции.

И, конечно, вы уже знаете, как это скажется на вашей игре.

Так как же можно этого избежать? Можем ли мы что-то с этим сделать?

Да, но нет такого чудесного способа или волшебного трюка, который решил бы эту проблему раз и навсегда.

Во-первых, нужно очень чётко понимать, какие элементы теннисного матча мы можем контролировать, а какие – нет. Когда мы ясно понимаем, что не можем контролировать ветер, к примеру, мы перестаём обращать на это внимание. Таким образом, мы больше не переживаем из-за внешних факторов.

Во-вторых, мы должны попытаться найти состояние игры – это значит, быть «здесь и сейчас» - не позволяя себе думать о прошлом или о будущем и пытаться его предугадать. Для этого нам нужно повысить уровень осведомлённости, поскольку мы должны контролировать наши мысли. Всякий раз, когда мы осознаём, что думаем и беспокоимся о будущем, мы должны вернуться в состояние «сейчас».

Самый простой и наиболее эффективный способ вернуться в «сейчас» - сконцентрироваться на мяче. Не просто следить за мячом, а видеть его чётко. Во время матча вы должны периодически проверять себя вопросом: «Достаточно ли ясно я вижу мяч?» Когда вы будете за этим постоянно следить и чётко фокусироваться на мяче, вы научитесь возвращаться в состояние «сейчас». Вы сможете ясно мыслить и быстро реагировать на ситуацию, когда это будет необходимо.

Вы также можете концентрироваться на дыхании во время пауз между розыгрышами очка и на переходах. Наблюдение за дыханием переносит ваше внимание от беспокойных мыслей к настоящему моменту. Таким образом, вы сможете выйти из состояния стресса. Вам необязательно медитировать или дышать по какой-то специфической комплексной методике. Просто дышите нормально, но прослеживайте путь, который проходит воздух, через нос и горло, достигая лёгких – туда и обратно.

Итак, что вы можете сделать, чтобы воздействовать на вашего соперника?

Вы можете намеренно играть в ту игру, которая введёт вашего соперника в состояние стресса и он не будет в состоянии ясно мыслить и своевременно реагировать.

Вы спросите, как?

Будучи непредсказуемым. Для этого вам потребуется хорошая теннисная подготовка, знание тенниса, понимание того, что именно происходит в игре прямо сейчас, что вы собираетесь делать дальше и как вы будете реализовать свой план. <…>

<…> Иметь психологию победителя в теннисе значит контролировать свои мысли, возвращаться в состояние «здесь и сейчас» и использовать элементы неожиданности, чтобы выбить соперника из колеи.

В долгосрочной перспективе – вы никого не обидите – они только осознают, что сами позволяют этому происходить и научатся с этим справляться. А вы станете для них учителем.

 

Не меняйте выигрышной тактики

Из книги Рода Лейвера и Бада Коллинза «Как побеждать в теннисе» (1971)

Билл Тильден - десятикратный победитель турниров Большого шлема в одиночном разряде и одиннадцатикратный - в мужском парном и смешанном парном разрядах
Билл Тильден - десятикратный победитель турниров Большого шлема в одиночном разряде и одиннадцатикратный - в мужском парном и смешанном парном разрядах

Думаю, Билл Тильден был первым человеком, утвердившим две заповеди: «Никогда не меняйте выигрышной тактики» и «Всегда изменяйте игру, если вы проигрываете». Он был прав, но, как ни удивительно, многие игроки не прислушиваются к этим советам. Ведя в счёте, они пренебрегают теми методами, которыми они этого достигли, а проигрывая, продолжают придерживаться тактики, которая ведёт их к поражению.

Целесообразно задать себе вопросы:

Если я плохо подаю, зачем бегу вперёд? Не лучше ли выбегать к сетке, когда я хорошо подготовлю выход, чем мчаться вперёд после неуверенной подачи? Не напрасно ли я стараюсь «убивать» высокие свечи? Может, лучше дать мячу отскочить и тогда не спеша «убить» его?

Иногда вы можете оценить силы соперника во время разминки. Варьируйте свои удары и следите за тем, как он с ними справляется. Возможно, вам сразу же удастся найти его слабые стороны. В дальнейшем используйте эти слабые стороны. Вы должны так строить свои удары, чтобы противник всё время получал ответы под «неудобную руку». В противном случае он постепенно приспособится.

Имейте несколько тактических приёмов. Всегда старайтесь выиграть первое очко гейма и первые два гейма каждого сета. Это, конечно, не означает, что после достигнутого вы можете успокоиться, но такой незначительный и повторяющийся перевес оказывает сильное психологическое воздействие на соперника.

Рой Эмерсон часто говорит: «Я всегда пытаюсь выиграть первые два очка. Сделав это, вы наверняка выиграете почти каждый гейм».

Если вы выиграете первую или вторую игру на подаче противника, то сможете выбить из колеи многих игроков. <…>


Игра без мозгов

Фрагмент из книги У. Тимоти Гэллуэйя «Теннис. Психология успешной игры»

Подумайте, что делается в голове у игрока, про которого говорят, что он сейчас «в ударе». Разве он думает о том, как каждый раз бить по мячу? Да и думает ли он вообще? Вспомним, как обычно описывают такую игру: «Да он просто с ума сошёл!», «Он не ведает, что творит!», «Парень без тормозов!», «Он на автопилоте!». Все эти оценки объединяет констатация того факта, что спортсмен играет, не включая в работу какую-то область своего сознания. Подобные ремарки можно услышать применительно почти ко всем видам спорта, а лучшие из спортсменов и сами понимают, что в спорте, если думать о том, что делаешь, на лад дело, скорее всего, не пойдёт.

Разумеется, играть бессознательно – не значит играть, вообще не пользуясь собственным сознанием. Такое поведение было бы весьма затруднительным! Когда настоящий мастер играет «в бессознательном состоянии», он прекрасно видит и мяч, и корт, и, при необходимости, своего противника. Просто в голове у него не крутятся команды, советы, размышления о том, как бить по мячу, как исправлять допущенные ошибки и повторять успешные действия. Он в сознании, но не рассуждает. Не усердствует. Пребывая в подобном состоянии, спортсмен знает, куда следует послать мяч, но ему совсем не нужно «стараться», чтобы он туда полетел. Оно происходит само собой и зачастую точнее, чем даже рассчитываешь. Спортсмен как бы погружён в поток действий. Этот поток вроде и требует от спортсмена его энергии, но воздаёт сторицей – и в силе, и в точности. Это состояние вдохновения обычно заканчивается именно в том момент, когда начинаешь о нём думать пытаешься сознательно его удержать. Только попробуй управлять этим потоком, и поток сразу выбросит тебя из своего лона.

Эту теорию очень легко проверить – если вы, конечно, решитесь на такое поведение, которое не назовёшь слишком уж благородным. В следующий раз, когда вы почувствуете, что на вашего партнёра по игре вдруг снизошло описанное выше вдохновение, попробуйте, проходя мимо него в перерыве между сетами, как бы между делом спросить: «Слушай, Джо, что с тобой случилось? Ты сегодня просто классно играешь!». Если ваш противник заглотит наживку – а это будет почти наверняка – и начнёт думать, как он сегодня машет ракеткой, начнёт формулировать ответ, как он сегодня бьёт по мячу, как держит ракетку, - значит, конец! Вдохновение должно улетучиться без следа. И ритм, и пластичность исчезнут в тот же момент, когда он попытается хотя бы внутри себя их объяснить.

Но можно ли сознательным усилием ввести себя в состояние «бессознательной игры»? Как можно быть «осознанно бессознательным»? Такое состояние достижимо, хотя нас и смущает явная неувязочка в терминах. Может быть, вместо «бессознательный» лучше было бы сказать, что в таком состоянии разум игрока настолько сосредоточен, настолько сконцентрирован, что пребывает в покое. Он существует сам по себе, в то время как тело работает тоже само по себе, и бессознательные или автоматические реакции отрабатываются без вмешательства мыслительного аппарата. В полностью сосредоточенном разуме не остаётся места для размышлений о том, насколько правильно тело выполняет свою задачу, а уж тем более о том, как эти задачи следовало бы выполнять. Когда спортсмен входит в такое состояние, мало что может помешать его стремлению самовыражаться, познавать и получать радость. <…>


Дайте себе установку на успех

Отрывок из книги Скипа Синглтона «Искусство игры в теннис», 2004 г.

          Мозг действует подобно компьютеру – вы получаете назад то, что внесли в него. Если вы настроены оптимистично и уверены в своих силах, вы поверите в успех. Если же вы склоняетесь к пессимистичному отношению, вы даёте себе установку на поражение.

          Успех сначала материализуется в ваших мыслях и только потом на корте. То есть, сначала вы должны поверить в свой потенциал и только после этого сможете добиться определённых результатов. <…>

     <…> Норман Винсент Пил пишет в своей книге «Необыкновенные результаты позитивного образа мыслей»: «Всегда действуйте так, как будто поражение невозможно». Разве не так победители настраиваются на успех? Они не размышляют о плохом. Они слишком заняты победой, чтобы задумываться о поражении.

            Смотрите на вещи позитивно и не позволяйте неприятностям взять над вами верх. У всех бывают неудачи, все совершают ошибки, но победители отличаются тем, что не позволяют им сбивать себя с пути. Они концентрируются на успехе, потому что знают, что только так можно добиться высоких результатов.

Не могу – очень сильное слово

Отрывок из книги Скипа Синглтона «Искусство игры в теннис», 2004 г.

          «Вы считаете,  что способны или  что не способны,  -  и в обоих случаях вы, скорее всего, правы», - заметил Генри Форд.

        Научитесь воздерживаться от употребления слова «не могу» в отношении ваших способностей в теннисе. Это одно из наиболее разрушительных слов в словаре теннисиста. «Не могу» значит «не способен».

           Слово  на  самом  деле  несёт  в себе  большую силу.  В  мозг мгновенно поступает сигнал, запрещающий вам пытаться выполнить задачу, которая якобы не под силу. Я, как преподающий профессионал, могу подтвердить, что, если ученик смирился со своим поражением, стоит нечеловеческих усилий заставить его хотя бы попытаться сделать то, чего он, по его словам, не может.

        Ранее я рассказал о том, как велика сила веры. Как только вы говорите себе «не могу», вы верите в это. Вы ведь не стали бы говорить себе чего-то, во что вы не верите? Уверен, вы были свидетелями ситуаций, когда человек лгал, потому что был уверен в правдивости своих утверждений. Точно как этот человек, повторяя снова и снова, что вы не способны ни на что лучшее, вы в конце концов убедите себя в этом.

       Есть и обратная теорема. Если повторять, что вы можете сделать что-то, мозг ответит приложением больших усилий для достижения цели. Если вы поверите в то, что можете, вы сможете. Научитесь оптимистично относиться ко всему, тогда ваш мозг не будет ограничен рамками. Пусть такие слова, как «могу», станут для вас привычными. Ваш мозг ответит на это верой в ваши способности, как только будут исключены рамки.

 

 

Приобрести книгу Скипа Синглтона "Искусство игры в теннис" можно здесь

 

 

Чемпионы в теннисе - ими рождаются или становятся?

Автор: Tomaz Mencinger, перевод: Юлия Волынская

Оригинал статьи находится на сайте: http://www.tennismindgame.com/

Как теннисист становится чемпионом? Результат ли это упорных тренировок и квалифицированной работы тренера или всё зависит от определённых врождённых способностей, которые предопределяют, кто может достичь высоких результатов спорте, а кто нет.

Помните, когда вы учились в школе, наверняка в классе было несколько очень умных ребят, которые особенно хорошо соображали в математике. Они решали задачи гораздо быстрее, чем остальные, хотя уроков математики имели столько же. Просто они были более одарены. А уроки обеспечивали дополнительную тренировку их математических способностей, помогали их развить. Эти ребята могли бы добиться больших успехов в математике, развивая и развивая свои способности, в то время как остальные не смогли бы в ней разобраться, даже если бы учитель объяснял всё им лично и по нескольку раз.

С теннисом, на мой взгляд, та же история. За исключением того, что он требует более комплексного подхода. Человек, талантливый в математике, блистает, когда дело доходит до решения уравнений, но может быть откровенно слабым в иностранных языках, истории и других предметах. Не говоря уже о физкультуре... Но если человек хочет добиться успеха в теннисе, то необходимо, чтобы целая группа качеств и способностей была у него развита довольно высоко. Вот некоторые из них:

  • Физические способности: скорость, выносливость, реакция, координация, сила.
  • Технические навыки и умения: арсенал ударов и технических приёмов - форхэнд, бэкхэнд, подача, приём подачи, удары с лёта, укороченный удар и т.д.
  • Тактика и стратегия: понимание теннисной стратегии и умение её применить, игра в нападении, игра в защите, игра с разными типами противников, игра на разных покрытиях, умение играть тай-брейк и т.д.
  • Психологические качества и особенности: концентрация внимания, эмоциональный контроль, мыслительный контроль, бойцовские качества, уверенность в себе, мотивация, навыки решения проблем и т.д.

Итак, чтобы стать чемпионом в теннисе, игрок должен быть изначально одарён (талантлив, должен иметь потенциал) в большинстве вышеупомянутых способностей и навыков.

И только через тренировки и с помощью квалифицированного тренера игрок может развить свои способности и реализовать заложенный природой потенциал.
Но если игрок недостаточно одарён в большинстве необходимых качеств и способностей, он не сможет достичь высокого уровня тенниса, сколько бы времени не проводил на корте, оттачивая удары, и кто бы ни был его тренером.

Давайте, к примеру, рассмотрим Академию Ника Боллетьери. В Академии разработана высококлассная программа подготовки теннисистов, в этом нет никаких сомнений; тысячи талантливых юниоров со всего мира (включая Таиланд и Словению) приезжают тренироваться в эту Академию на разные периоды времени.

Но где эти молодые ребята в мировом рейтинге?

Не должны ли они на сегодняшний день доминировать в ATP и WTA туре? Почему мы не слышим новых имён, открытых в Академии Боллетьери? Потому что практически каждому из этих игроков не хватает природного таланта в каком-то одном или нескольких из тех критически важных качеств, что необходимы теннисисту мирового класса. И даже работа с великолепными тренерами в шикарных условиях не может этого исправить.

Другими словами, игроки достигают своего предела, так же как люди достигают своего предела в росте и не могут вырасти выше, чем они есть. Таким же образом игрок может достичь предела в развитии своих скоростных возможностей. Это определяется отношением быстро/медленно сокращающихся мышц, которое заложено генетически – и нет такого способа тренировки, который мог бы это исправить и улучшить.

Например, Линдсей Девенпорт никогда бы не смогла быть так же быстра как Жюстин Энин, независимо от того, сколько бы лет она ни работала над скоростью с лучшими специалистами по физподготовке. Она компенсирует недостаток в скорости другими своими супер-талантами - таймингом, чувством мяча, силой и большинством других вышеперечисленных качеств и умений.

Хотя игрок топ-уровня не обязан быть абсолютно безупречным, но 90 % его способностей и навыков должны быть развиты отлично. Талант ДОЛЖЕН быть внутри. Мастерство тренера, годы тренировок и выступлений на соревнованиях могут только развить этот талант до максимума – до предела.

В качестве заключения:

Игрок, одарённый в наиболее важных для тенниса физических, психологических, технических и стратегических способностях может достичь мирового уровня тенниса с помощью высококвалифицированного тренера и при достаточных объёмах тренировок. Это не означает, что обязательно так оно и будет, но если у игрока есть потенциал, значит, есть и возможность. А игрок, которому не хватает таланта и способностей в некоторых вышеупомянутых качествах (навыках), никогда не сможет достичь мирового уровня тенниса, даже если будет тренироваться на несколько часов больше с отличным тренером.

Безусловно, стать высококлассным теннисистом – не единственный пусть к счастью и личностной самореализации. Быть чемпионом по теннису в городе, области или даже стране – большое достижение, в основе которого лежат ваши природные данные или их отсутствие.

Ключ к успеху – объективно оценивать свои способности и потенциал и затем ставить реалистичные цели, которые при достижении будут приносить чувство удовлетворения и уверенность для преследования дальнейших (целей).

И последнее, но не менее значимое – теннис – это не всё в жизни. Это всего лишь один из вариантов развития карьеры и самореализации, который вы можете выбрать для себя, чтобы этим заниматься, стать профессионалом и выполнять свою работу на «отлично».


Автор: Tomaz Mencinger,

перевод: Юлия Волынская


Расслабление смерти подобно

Статья из журнала Tennis Weekend, июнь 2011

Аллен Фокс – известный американский спортивный психолог и тренер, в своё время выходивший в четвертьфинал Уимблдона
Аллен Фокс – известный американский спортивный психолог и тренер, в своё время выходивший в четвертьфинал Уимблдона

Представьте себе, что вы только что завершили затяжной розыгрыш, который состоял не менее чем из 20 ударов. А возможно вы только что отыграли гейм – сплошные «качели» на «больше-меньше». А, может, вы только что взяли подачу соперника. Или просто выиграли утомительный сет и присели попить водички, прежде чем вернуться на корт. Что общего между всеми этими сценариями?

Американский психолог Аллен Фокс называет их условно «переходными периодами»: только что на корте произошло что-то очень важное, и этот важный момент будет иметь свои последствия. Как правило, после таких моментов у одного из игроков наступает расслабление, которое приводит к потере концентрации внимания. Именно в такие моменты расслабление, как говорится, «смерти подобно». Вам необходимо сделать так, чтобы этим игроком, потерявшим концентрацию, были не вы. А для этого нужно знать, как вести себя в таких ситуациях, чтобы при необходимости суметь воспользоваться представившейся благоприятной возможностью.

После трудного затяжного розыгрыша

Даже у профессионалов сразу после длительных розыгрышей часто случаются скоротечные, когда следует простая ошибка на приёме либо совершаются другие ошибки из-за того, что один из игроков просто не готов вести ещё одну затяжную битву на корте. Об этом важно помнить, потому что это может вам помочь. Скажем, если вы подаёте после затяжного розыгрыша, постарайтесь обязательно подать первым мячом вместо того, чтобы стремиться обязательно сделать эйс. В таких ситуациях, когда принимающий игрок расслабился после затяжного розыгрыша, особенно эффективна выбивающая с корта подача, потому что уставший соперник не готов за ней тянуться и не способен к мгновенному перемещению. А если после длительного розыгрыша подаёт ваш оппонент, постарайтесь принять надёжно вместо того, чтобы сразу сделать приём навылет. В любом случае будьте готовы к ещё одному затяжному розыгрышу, потому что ваш соперник к этому, возможно, не готов.

После длительного, напряжённого гейма

Бывают такие геймы в матче, по ходу которых вы часто попадаете в стрессовые ситуации на корте, геймы, которые требуют от вас максимальной концентрации. Понятно, что после такого гейма игроки часто расслабляются. Не вздумайте этого делать! Гейм, который следует за затяжным марафонским геймом, - прекрасная возможность для того, чтобы увеличить отрыв от соперника или, наоборот, подавить в зародыше атакующий порыв вашего оппонента. Забудьте о том, что вы только что провели затяжной гейм, - сохраните ваш боевой настрой на следующий гейм, как бы вам ни хотелось расслабиться. Скажите себе, что вы будете бороться столько, сколько нужно, чтобы выиграть и этот следующий гейм тоже. Если сможете сыграть жёстко и активно после затяжного гейма, вы не только выиграете этот следующий гейм, но и окажете деморализующее воздействие на вашего соперника, тем самым показав ему, что он имеет дело с упёртым игроком, поэтому ему нужно готовиться к изнурительному матчу. Уже одна эта мысль может выбить его из колеи.

После брейка

Лучший момент для того, чтобы сделать брейк, наступает после того, как соперник сделал брейк на вашей подаче. Иными словами, потеряв подачу, постарайтесь сразу же сделать обратный брейк. Отобрав у вас подачу, соперник, скорее всего, расслабится на своей подаче или будет стремиться играть с запасом. Потому что в такой момент сделавший брейк игрок хочет, прежде всего, удержать свою подачу. Воспользуйтесь этим: обрушьте на вашего соперника весь ваш атакующий арсенал, играя с максимальной интенсивностью. Не отдавайте ему просто так ни одного очка. Принимайте глубоко, но не впритирку с линиями. Заставьте вашего соперника играть на пределе своих возможностей и следите за его поведением: возможно, он не выдержит напряжения, сорвётся и начнёт проявлять нервозность. Потеряв подачу, вы часто можете сразу же сделать обратный брейк, не только сравняв при этом счёт, но и повернув ход матча вспять, одновременно подорвав уверенность соперника в своих силах. Если же, наоборот, вы сами только что сделали брейк, нарастите обороты, сыграйте ещё более интенсивно на своей подаче, чтобы предотвратить любые проявления расслабленности и излишней осторожности с вашей стороны. Ведь вы впереди на целый брейк: воспользуйтесь этим моментом, чтобы додавить вашего соперника, не ждите, что он просто так отдаст вам матч.

После того, как соперник не реализовал несколько брейковых очков

Когда ваш оппонент подаёт после того, как его надеждам сделать брейк на вашей подаче не суждено было сбыться, он часто не готов играть с максимальной концентрацией на своей подаче. Это прекрасная возможность для вас сделать брейк: соперник не воспользовался выгодной ситуацией и явно разочарован, поэтому у него поплыло внимание. Воспользуйтесь этим.

 

Аллен Фокс

 

4 место – полное поражение или всего лишь дополнительная мотивация?

Статья взята с сайта http://sport-leader.ru/

Проблема «4-го места» в спорте была всегда. Кто-то, занимая 4 место, испытывает горечь поражения, ставя ее в один ряд с горечью схода с трассы, либо с капитальной неудачей на финише. Есть мнение, будто 4-е место – это место неудачников. Такие люди считают, что остановиться в шаге от призовой тройки – это все равно что в школе получить четверку с плюсом (дескать, это не отметка). Впрочем, подобный подход характерен, прежде всего, для отличников, чью мотивацию далеко не всегда можно считать эталоном.

Прежде всего, стоит отметить, что четвертое место не существует само по себе. Очень многое зависит как от реальных возможностей спортсмена, так и от задачи, которую он с тренером наметил для себя перед стартом. Если целью был подиум, то естественно 4-е место вряд ли его порадует. Тогда спортсмену стоит задуматься – что надо изменить в своей физической и психологической подготовке, чтобы в следующий раз иметь больше шансов на успех и не повторить ранее совершенные ошибки. Но если спортсмен не мечтал даже попасть в первую пятерку или даже десятку, то 4-е место при таком раскладе может быть ценнее иной победы.

Может быть и так, что спортсмен перед стартом ставит следующую задачу – индивидуальный прогресс и накапливание необходимого потенциала. Заняв 4-е место, он движется дальше, четко выстраивая свою стратегию и наращивая массу дальше. В идеале, даже если цель была выше, к 4-му мету стоит относиться как к дальнейшей возможности роста. Любое опускание рук и снижение самооценки вряд ли поможет в дальнейшем добиться положительных результатов. Скорее, наоборот. В связи с этим есть замечательное  выражение: «Из любого свинства можно нарезать ветчины». Так и в относительном проигрыше нужно искать те необходимые ресурсы, которые могут сделать спортсмена лучше. На ошибках учатся, тем более на своих собственных. Плох тот спортсмен, который не умеет делать правильные выводы и не обладает даром анализа.

Очень многое в данном вопросе зависит от мотивации и целепологания. К примеру, во многих видах слалома и автогогонок спортсмены первостепенной своей целью ставят прохождение всей дистанции. Конечное место в таком случае – лишь следствие работы на эту цель. И подобный подход очень часто является оправданным – нет смысла ставить лучшие круги и рисковать сходом, если спортсмен затем банально не доберется до финиша.

Четвертое место не станет для вас проблемой, если вы грамотно провели работу со своими ценностными ориентирами и целями. Ориентируясь на эти установки, нужно уметь правильно относиться и к показанному результату. При этом любой результат можно считать успехом, так как он является четким показателем соответствия ожиданий и реальных достижений.

 

Билли-Джин Кинг: теннисное мышление, тактические ловушки и аутотренинг

Из книги Ольги Морозовой «Только теннис», 2000 г.

<…> В игре Кинг даже неспециалисты видели не только физически одарённого, но и очень умного игрока. Правильно действуют на корте многие, но большинство из них интуитивно. Они не знают, предположим, почему в данный момент надо играть под левую руку соперника, но интуитивно, «от нутра», а не от головы посылают мяч именно туда, куда нужно. Кинг при феноменальном таланте имела глубокое теннисное мышление. Но главное, у неё характер такой силы, что она могла заставить себя играть в самый трудный момент по строгому тактическому плану. Нет ничего сложнее и важнее в теннисе, чем это умение. Мало достать и отбить мяч. Надо отбивать его в ту точку, которая будет наиболее неудобной для твоего соперника. Надо так всё рассчитать, чтобы на твой мяч или серию ударов соперник в конце концов ответил именно тем ударом, которого ты ждёшь, к которому ты готов, после которого ты уже можешь произвести атаку – такова тактика игры.

Зрители далеко не всегда понимают замыслы игроков, не все могут распознать тактические ходы. Крис Эверт могла специально проиграть первый сет, чтобы победить во втором и третьем. Билли-Джин имела свои тактические ловушки, которые она по ходу матча так расставляла, что чувствовала себя охотником, проверяющим капканы на звериной тропе. Кинг умела создавать на корте ту игровую ситуацию, которая оказывалась неудобной для конкретной соперницы, загоняя несчастную на «тропу».<…> 

<…>  … Кинг придумала для себя систему тренировок. Думаю, она первая в женском теннисе начала заниматься аутотренингом перед турниром. На мой вопрос, как она это делает, Билли-Джин отвечала: «Каждый день, не менее чем на тридцать минут, я закрываю глаза и мысленно представляю по очереди всех своих основных соперниц и все сложные ситуации, в которые они меня могут завести на турнире. И мысленно ищу, как я должна им ответить. Поэтому, начиная турнир, я почти избавлена от неожиданностей. Если против меня изобрели что-то новенькое, это становится пищей для обдумывания к следующему турниру». <…>

 

О природе «звездной болезни»

Материал Марии Красильцевой

Статья опубликована Павлом Мельником 7 декабря 2010 г. на сайте http://sport-leader.ru/

Чтобы понять причину «звездной болезни» и посоветовать действенное «лечение», стоит для начала определиться с терминами и выяснить, болезнь ли это на самом деле, и кто страдает от нее более других.

В психологии как такового понятия «звездной болезни» нет. Психологи рассматривают ряд признаков, которые проявляются у некоторых людей под влиянием успеха, в данном случае, в спортивной деятельности, и работают с причинами их возникновения. Это такие признаки как: высокомерие, нетерпимость к критике, заносчивость, надменность, снисходительность в отношении тренеров и одногруппников, пренебрежительное отношение к соперникам. Этот период тяжело переживается окружением «заболевшего» спортсмена, вынужденным наблюдать такое неприятное поведение. Но как ни парадоксально, сам «звездный» спортсмен переживает этот момент не менее драматично. Дело в том, что «звездность» и чувство собственного несовершенства и ничтожности — это две стороны одной медали. А чтобы понять, как эти, на первый взгляд, полярные переживания уживаются в одном человеке, стоит вернуться к тому времени, когда ребенок о спорте еще даже и не помышлял.

Подобное нарушение берет начало в раннем детстве, когда ребенка хвалят только за успехи или не хвалят вовсе, а за неудачи наказывают или игнорируют, тем самым, показывая ему, что без достижений он — ничто. Или, в другом варианте, ребенка представляют особенным: самым талантливым, самым умным, самым красивым и т.д. При этом родители замечают и признают ребенка только, когда он подходит их идеальной модели, тем самым давая ребенку понять, что только будучи «самым-самым» он сможет заслужить их любовь. В таких семьях родителям свойственно сравнивать своего ребенка с другими детьми, и часто не в пользу собственного чада. Вечное недовольство родителей, которые почему-то не могут искренне интересоваться ребенком или хотя бы просто радоваться тому, что он есть, формирует у ребенка стойкое ощущение, что он все еще недостаточно хорош, а значит, его достижения и успехи ничего не значат. Такой ребенок рано понимает: чтобы заслужить внимание и признание родителей, ему надо постоянно добиваться успехов, как бы покупая их любовь. Спорт в этом случае — благодатная почва, здесь можно занимать высокие места, бить рекорды, получать звания.

Вырастая, такой ребенок становится очень зависимым от внешней оценки. При этом он всегда критикует себя, но с той же легкостью порицает и других. Поэтому он всегда недоволен и собой и окружающим миром. Он не научился искать себя, понимать и принимать собственные особенности, родители приучили его к бесконечному и бессмысленному сравнению себя с кем-то, а поскольку критерии высоки, то и сравнение, как правило, не в его пользу. Это неизбежно зарождало в ребенке скрытый конфликт: с одной стороны, ему хотелось ощущать себя уникальным и неповторимым, с другой, он быстро привык к ощущению, что он всего лишь «один из», и чаще всего, не самый лучший.

Таким образом, «звездная болезнь» – это не что иное, как защитная реакция выросшего человека, когда он сам научился воспринимать (оценивать) себя исключительно через призму достижений. Это желание получить признание, занять какое-то особое место в кругу знакомых. Это некоторая попытка сгладить переживание собственного несовершенства, поскольку быть лучше — единственный известный ему механизм получения любви или признания. Даже тогда, когда он с презрением относится к другим — «пусть теперь он, другой, переживает свое несовершенство, а не я сам». Отталкивая пренебрежением других людей «заболевший» делает все, чтобы его не разоблачили, чтобы под красивой маской успешности не заметили глубоко страдающего человека, переживающего свою низкую ценность (значимость) для самого себя. Внутри себя он, скорее всего, не считает свои достижения особо значимыми, но очень хочет, чтоб таковыми их считали другие. Хотя в период признания его достижений такой человек действительно ощущает себя великим и могучим. Однако, этот момент очень краток — всего лишь несколько минут или часов, и все возвращается на круги своя.

Рекомендации:

Разобравшись с механизмом возникновения «звездной болезни» нельзя не упомянуть о способах ее «лечения», точнее профилактики. Так, для родителей, чьи дети только начинают спортивную карьеру, рекомендация может поначалу показаться странной: не бойтесь хвалить собственного ребенка. Это большое заблуждение, что похвала приводит к «звездной болезни». Похвала — это те питательные вещества, без которых не может развиваться адекватная самооценка. Однако похвала должна быть уместной. Не стоит возносить ребенка до небес, если успех его незаслужен. Но те достижения, к которым ребенок приложил усилие, не должны оставаться незамеченными. Но самое важное — это хвалить не за достижения даже, а просто радоваться тому, что он есть, что он такой какой есть, со всеми своими особенностями. Нельзя наказывать ребенка за неудачи и провалы – это опыт, пусть и негативный. Лучше помогите ему проанализировать случившееся и сделать выводы, которые в дальнейшем смогут уберечь его от повторения своей ошибки. Ребенку важно осознавать, что он важен и ценен для родителей вне зависимости от его успешности.

 

О знании спортсменом самого себя и умении анализировать

Отрывок из книги Ю.Я. Киселёва «Психическая готовность спортсмена. Пути и средства достижения», 2009 г.

<…>

Спортсмен обязательно приглядывается и прислушивается к самому себе, непременно! Начинается с самого простого: как я себя чувствую? Утром. Днём. До тренировки и после тренировки. Как я себя чувствую, когда всё хорошо? А если плохо? Возникают вопросы и сложнее. Сто тысяч «почему». Почему я вялый? Почему не мог заставить себя сделать ещё одно усилие? Почему, если разозлишься, не чувствуешь, что устал? Почему одну попытку выполняешь правильно: быстро, точно, сильно, а другую – как новичок? Почему в зале получается хорошо, а на стадионе хуже? Почему всё так здорово сделал, хоть и разминался мало?

Конкретизируются вопросы, детализируются ответы. Спортсмен вспоминает, сопоставляет своё самочувствие и настроение с результатом, анализирует, определяет причины, выводит следствия. Начинает понимать, почему иногда получается хорошо, а иногда не получается. И… новые вопросы: как сделать, чтобы получалось всегда? Что с собой сделать? <…>

<…>

Получив ответ, спортсмен ставит перед собой задачу и начинает действовать. Он работает над развитием силы, быстроты, выносливости, гибкости, над совершенствованием координации движений – техникой выполнения упражнений, тактики ведения соревновательной борьбы. <…>

<…>

Но не только над физическими качествами, над техникой и тактикой работает спортсмен. Он совершенствует своё умение действовать в полную силу, когда не хочется, когда устал, когда робеет. Он учится управлять настроением, справляться с чрезмерным волнением или, наоборот, расслабленности, покоя. Он овладевает навыками саморегуляции. И делает всё это целенаправленно, чтобы достичь лучшего результата в соревнованиях. Лучше «регулируя» самого себя, человек безусловно становится совершеннее.

Кое-кто наивно полагает, что самосовершенствование спортсменов касается лишь физического развития. Мол, сила есть – ума не надо. Несправедливо! Я совершенно убеждён, что в любом виде спорта прослеживается определённая закономерность: чем значительнее интеллектуальный потенциал спортсменов, тем, при прочих равных условиях, они достигают более высоких результатов. <…>

 

УРОКИ СПОРТА для абитуриента

«Абитуриент», №8, 2010 (отрывок)

Речь в этой статье пойдёт не о пользе физических упражнений, а о тех полезных уроках, которые можно извлечь из опыта «спорта высоких достижений». Между спортсменом и абитуриентом довольно много общего: и тот, и другой должны добиться результата (часто труднодостижимого); и тот, и другой должны организовать довольно сложную подготовку; и тот, и другой ограничены определённым сроками; и тот, и другой испытывают стресс, а иногда и перенапряжение; и тот, и другой переживает поражения и победы.

Так чему же может научить абитуриента спорт?

1. Ставить высокие цели.

Стать лучшим в городе, в стране, в мире. Тот, кто ограничивает себя при постановке целей, уже проиграл.

2. «Вкалывать».

Общие черты великих спортсменов – страсть и самоотверженность. Занятия спортом – такой образ жизни, который подразумевает самодисциплину и работу на результат. О подобном настрое ярко рассказал нынешний тренер сборной России по футболу Дик Адвокат: «Я всегда занят… Меня часто спрашивают, чем я располагаю помимо футбола. И я отвечаю – немногим… Футбол меня не отпустит… Я занят 24 часа в сутки. Когда я иду спать, беру с собой блокнот. Я всегда о чём-то думаю».

3. Не бояться соперников и не считать их слабее себя.

Обе крайности непродуктивны, потому что не дают выложиться в полную силу. Спортивные журналисты и комментаторы часто пользуются такими выражениями – «победа на бумаге». Имеется в виду вот что: кто-то из соперников блистает более звучным именем, послужным списком, перечнем наград. Однако состязания проходят не на бумаге, а в жизни. И, например, недавний финал Чемпионата мира по хоккею показал, что звёздная команда может и проиграть. Наша сборная собрала почти всех звёзд НХЛ, но проиграла Чехии, в составе которой выступали молодые, не очень известные хоккеисты.

4. Победа – не повод для самоуспокоения.

В спортивной среде известно множество примеров «звёздной болезни», и такая характеристика – один из самых серьёзных упрёков в адрес спортсмена. Подобный кумир считает, что ему всё позволено, ставит себя выше всех, больше не стремится к совершенству и не адаптируется к изменениям. Обычно такое поведение влечёт за собой печальные последствия, вплоть до потери репутации или завершения карьеры.

Даже самые высокие достижения не означают, что дальше развитие пойдёт само собой и можно ни о чём не беспокоиться. Если такое настроение возникает – лучше удвоить свои усилия.

Известна также обратная реакция – «кризис достижения цели»: победа вызывает чувство опустошения, потому что непонятно, к чему теперь стремиться. На самом деле, после побед всё только начинается.

5. Достойно переживать неудачи.

Невозможно побеждать на всех состязаниях. Например, испанская команда «Барселона», по мнению многих, сейчас лучше всех в мире играет в футбол. Однако, недавно выступая в финале престижного турнира – Лиги чемпионов, - «Барселона» проиграла итальянскому клубу «Интер». Даже самая лучшая подготовка, великолепные способности, уникальный опыт не являются стопроцентной гарантией победы.

Интересная подробность – «Интером» в том матче руководил тренер Жозе Моуриньо, которого многие тоже считают сейчас лучшим футбольным тренером в мире. Сильный соперник или просто стечение обстоятельств могут поставить на грань поражения кого угодно – неприкосновенности здесь нет.

Поэтому важно не терять лицо, если неудача всё-таки случилась. А также понимать, в чём состоит план Б и как извлечь наиболее полезные уроки из опыта поражения. На самом деле/ такие уроки могут оказаться очень полезными. Недавний яркий пример – канадская сборная по хоккею. Они проиграли нашим хоккеистам на Чемпионате мира – перед своими болельщиками, у себя в Канаде. Такое поражение было воспринято как национальное потрясение. Уроки были извлечены – после чего сборную готовили четверо тренеров. В результате канадцы переиграли нашу команду на недавней Олимпиаде в Ванкувере и завоевали золотые медали. Теперь наша очередь учиться.

6. Выбирать стратегию.

Спортсмены и тренеры планируют кампанию – на весь сезон, а также на любой турнир или состязание. Здесь возникает много серьёзных вопросов, и можно сказать, что победа наполовину определяется тем, насколько удачно выстроена такая кампания.

7. Строить команду.

Спорт высоких достижений – не для одиночек. Тренер, менеджер, медицинский персонал, спортивный психолог, агент спортсмена, зачастую рекламные агенты, журналисты, юристы и так далее. В успех спортсмена вносит вклад много людей.

 

Юлия Вертгейм

 

Об опасности скороспелых результатов

Отрывок из книги Ю.Я. Киселёва «Психическая готовность спортсмена. Пути и средства достижения», 2009 г.

<>

В чём же опасность слишком быстрого роста спортивных результатов?

Во-первых, в том, что спортсмену излишне легко даются начальные ступеньки. Новичок не осознаёт, что без большого труда, порой предельного физического, волевого и эмоционального напряжения нет по-настоящему значительных результатов в спорте. Когда легко, он не думает об этом. Когда нет серьёзных помех. Не закаляется воля, ибо, как уже говорилось, основное средство формирования волевых качеств – преодоление трудных и всё усложняющихся препятствий на пути к поставленной цели. Умение генерировать необходимое волевое усилие надо развивать с самого начала спортивной биографии. По дороге к спортивным вершинам столкновение с препятствиями неизбежно. Спортсмен должен чувствовать и знать, что на высшем уровне спорт – не легковесная забава, а серьёзное и трудное дело.

Во-вторых, скоротечные успехи, особенно если в их основе нет обильно пролитого трудового пота, могут привести к иллюзорным представлениям о том, что желанные цели легко достижимы. На самом же деле это далеко не так. Есть немало людей, которые за год проходили путь от новичка до перворазрядника. Многие потом на этом уровне и застревали. Некоторые шли дальше и быстро становились мастерами. Но чемпионы и рекордсмены крупного масштаба из таких, как правило, не получались.

Про «скороспелку» в спорте говорят: у него нет школы. Под «школой» понимают достаточно хорошо освоенную технику выполнения характерных для конкретного вида спорта двигательных действий (упражнений). У больших мастеров она основательна и крепка. Наряду с нею, у них на высоком уровне находится специальная физическая подготовленность, тактика ведения соревновательной борьбы. У них бывали победы и поражения. Они закалились в боях, развили у себя способность выстоять до конца, всё отдать, чтобы победить. «Скороспелкам» это не свойственно. Опираясь на успехи, что были сначала, на победы, что давались легко, скороспелый мастер с удовольствием лелеет веру в сою звезду, лихо ставит перед собой промежуточные и перспективные цели, одна заманчивее другой. И не достигается ни одна. Проигрывается одно соревнование, другое, третье… Тяжело, обидно и досадно. Возникает неудовлетворённость, появляется неуверенность. Это мешает продвижению вперёд. Нет побед – падает статус спортсмена. Спортсмен начинает улавливать изменение отношения к себе. У него усиливается чувство внутреннего беспокойства, тревоги. Преобладающими, создающими определённый эмоциональный фон и жизненный настрой теперь уже по преимуществу выступают отрицательные эмоции. Состояние тревоги, повторяясь и закрепляясь, может перерасти в тревожность как свойство индивида и личности.

<>

 

Что важнее: талант или подготовка?

Автор: Шишко Н.И.

Из сборника статей «Актуальные проблемы подготовки теннисистов на этапе становления мастерства», Донецк, 2005

Согласно одному из подходов формула успеха разделяется на три равные части. Первая часть – это Богом данный талант. Эта часть неизменна и обусловлена генетическим потенциалом спортсмена. Вторая часть – это приобретенные навыки: физическая подготовка, техника, работа ног и т.п. Этой части, тренеры и игроки уделяют большую часть тренировок. Третья часть формулы успеха связана с психологическим аспектом.

Возможно, вывести любого теннисиста в элиту мирового тенниса независимо от его врожденных талантов или же существует барьер, через который игрок переступить не может в силу своего характера и предела развития физических способностей?

Например, дети раннего физического развития могут показывать высокие результаты уже в юношеском возрасте. Тяжелее физически и психологически детям позднего развития. Их способности также проявляются, но в более позднем возрасте. Есть много примеров, когда игроки достигали высоких результатов в мировом теннисе в возрасте старше 23 лет.

Проблема возникновения барьера физического развития напрямую связана с подготовкой юных спортсменов на раннем этапе развития, т.к. основополагающие навыки спортсмен получает в младшем и юношеском возрасте. Так, например гибкость необходимо развивать до 15 лет. В возрасте от 12 до 15 лет она достигает максимальных величин. Она также необходима для развития других физических качеств. Наиболее высокий темп прироста ловкости и координации происходит в возрасте от 7 до 10 лет, развитие быстроты тоже происходит в детском и юношеском возрасте. За период с 10 до 18 лет время зрительно-моторной реакции укорачивается. Такие необходимые качества как сила и выносливость не рекомендуют активно развивать в младшем школьном возрасте (10 – 11 лет).

Для всех физических качеств существует период максимального прироста этих качеств. Нарушение периодов развития может отрицательно сказаться на здоровье спортсмена, на дальнейших результатах в профессиональном спорте.

Проблемы психологического характера менее изучены и могут возникать спонтанно в любой период времени. Эмоциональное состояние спортсмена намного сложнее спрогнозировать, чем физическое. Пик формы соответствует определенному эмоциональному состоянию, так называемому состоянию идеальной спортивной формы (ИСФ). Изменение эмоционального состояния вызывает изменение биохимических параметров организма: давления, частоты сердечных сокращений, напряжения в мышцах, температуры тела и др.

Для каждого спортсмена существует состояние ИСФ, которое представляет собой совокупность эмоций, стимулирующих конструктивные физиологические изменения. Состояние ИСФ может быть достигнуто любым атлетом в любом виде спорта. Во всех моторных видах спорта состояние ИСФ является очень похожим.

Проблемы, возникающие в ходе тренировочного процесса, могут быть обусловлены не только отрицательными моментами игры, но и личными неприятностями, которые игрок переносит на корт. У игроков встречаются такие типичные проявления психологических факторов в игре и на тренировке как недостаточная уверенность в себе, недостаточный контроль внимания, низкий уровень мотивации и т.п.

Контроль состояния ИСФ во время матча значительно сложнее, чем на тренировке. Во время соревнований необходимо создать идеальное эмоциональное состояние, несмотря на давление внешних обстоятельств.

Лучшие теннисисты умеют контролировать свое состояние ИСФ, несмотря на плохие корты, неблагоприятную жеребьевку или ухищрения соперника.

Контроль состояния ИСФ предполагает приобретение спортсменом определенных психологических навыков, что является целью психологической подготовки. Психологические навыки управления эмоциональным состоянием должны постоянно тренироваться.

Тренеру необходимо знать об игроке как можно больше и расположить его к взаимному доверию для совместной работы и обоюдному стремлению к высшим достижениям. Правильное развитие физических и психологических качеств спортсмена на раннем этапе подготовки поможет раскрыть таланты и способности каждого спортсмена – теннисиста, а также избежать множества травм и помочь в преодолении психологических и физических трудностей на пути к элите мирового тенниса.

 

Уверенность и умение не обращать внимания на неудачи

Из книги Рода Лейвера «Как побеждать в теннисе»

Теннисист должен уметь переключаться. Очень важно выбросить из памяти розыгрыш последнего очка. Забудьте о нем. Это очко все равно не вернуть назад, как бы много вы об этом ни думали.

Следующий удар - вот о чем следует думать. "Только бы удался следующий удар!"- должны вы повторять себе.

Конечно, очень неприятно проиграть очко. Но еще хуже постоянно думать об этом. Мне приходилось видеть, как подобные мысли буквально изводили игроков, а порой и стоили им матча.

Вы сами ведете себя к поражению, если думаете о своей неудачной игре. Например, такой замечательный игрок, как Денни Ралстон, в течение двух или трех геймов не может прийти в себя после неудачного удара. Мне кажется, что владеть своими эмоциями - один из признаков высокого мастерства.

 

О работе психолога

Взято с сайта http://festival-soznanie.ru/

  • Психолог — не психиатр, но тесно с ним сотрудничает;
  • Психолог — не гипнотизер и никого не зомбирует, трансовые технологии могут использовать врач-психотерапевт или НЛПер;
  • Психолог — не псих; если он ведет себя «странно» и задает «странные» вопросы, значит это ему нужно для работы;
  • Психолог не разглашает сведения о клиенте. Все, что происходит, остается тайной между клиентом и психологом;
  • Психолог не осуждает, никого не ругает и не критикует, не принимает ничью сторону в конфликте, а рассуждает, какими способами можно решить вопрос обратившегося к нему человека;
  • Психолог не употребляет слово проблема, а употребляет слова задача, вопрос или трудность, потому что «проблема» звучит как безвыходная ситуация, а задача имеет решение, вопрос имеет ответ;
  • Психолог не несет ответственности за действия и судьбу человека. Всю ответственность за свои действия и поведение в ходе работы несет сам человек;
  • Психолог создает внешние и внутренние условия для успешного решения задач;
  • Психолог — не врач, диагнозов не ставит;
  • Психолог не дает советов, не учит жить, он дает рекомендации и инструкции, которым нужно следовать;
  • Психолог — не волшебник, не имеет готовых ответов на все случаи жизни, он помогает их найти в самом человеке;
  • Психолог — не медиум, мысли ваши читать не умеет, поэтому говорите ему все как есть.

Коротко, ясно и понятно - меньше стереотипов, больше реального понимания.

Надеюсь, эти тезисы помогут вам лучше разобраться в работе психолога и относиться к этой профессии с большем доверием.

 

Игра страхов

Из книги Скипа Синглтона "Искусство игры в теннис"

Победители – это те, кто знают, чего они хотят, а проигравшие – те, которые боятся того, что может случиться. С того момента, когда вы начнёте играть, и на протяжении всего времени вашего продвижения, теннис будет для вас источником страхов. Но вы можете преодолеть страхи, если научитесь думать как победитель. Думайте обо всём хорошем, чего бы вам хотелось. Не терзайте себя сомнениями по поводу того, что ещё не произошло.

Страхи часто возникают, когда игроки задумываются о том, как они выглядят со стороны. Начинающие игроки боятся, что выглядят как идиоты, средние – что похожи на новичков, профессионалы – что покажутся любителями. Это нескончаемый источник страхов! Старайтесь избавиться от подобных мыслей. Вам надо быть достаточно уверенным в себе, чтобы не думать о том, каким вы кажетесь окружающим. Помните также, что нервничать вполне естественно. Все великие игроки тоже сталкивались с нервозностью как до, так и во время игры. Контролируйте свой разум, не допуская в него страхи.

На мой взгляд, один из лучших способов преодолеть страх – это посмотреть ему в лицо. Задайте себе вопрос: «О чём я волнуюсь?» - вполне возможно, вы сами не знаете, чего боитесь. Следующий вопрос: «Что с этим делать?» Так вы встретитесь со своим страхом и устраните его, рационально задумываясь о конкретных вещах. Другой способ побороть страх – подумать о худшем возможном исходе событий. Без сомнения, вы придёте к выводу, что даже самый нежелательный ход событий, в сущности, не так уж страшен. Тогда вы сможете лучше расслабиться и легче отнестись ко всему происходящему.

Подавленная – вот как в спорте нередко называют экспериментальную игру. Боязнь совершить ошибку или выглядеть глупо подавила вашу инициативу. Это относится и к способности концентрироваться, ведь в подобной ситуации ваше эмоциональное состояние неустойчиво. Поймите, что на всех постоянно действуют разные факторы, которые могут вызывать и страх. Не позволяйте себе мыслить как проигравшему и бояться того, что могло бы произойти. Будьте победителем – думайте о том, к чему вы стремитесь.

 

 

Приобрести книгу Скипа Синглтона "Искусство игры в теннис" можно здесь

 

 

О психологическом ресурсе спортсмена

Из книги «Психология победы в спорте», автор М.В. Китаева, 2006 г.

<…> По мнению ведущих специалистов в области спортивной психологии, в процессе соревнования и подготовки к нему перед спортсменом стоят две цели: показать максимально возможный результат и сделать этот результат достаточно стабильным. На вершине спортивного Олимпа удерживаются только те спортсмены, которые выступают стабильно хорошо.

Для реализации этих целей спортсмену потребуется его психологический ресурс. Основными характеристиками этого ресурса являются:

  • Наличие сильной внутренней мотивации и отсутствие необходимости во внешней мотивации;
  • Настрой на выигрыш в соревнованиях любого уровня, готовность проявить все свои способности в процессе соревнования;
  • Способность видеть различия между количеством заработанных очков в процессе выступления и своей спортивной формой;
  • Готовность учиться на своих ошибках и способность выдерживать критику;
  • Позитивное, но реалистичное мышление, способность сохранять позитивный подход к себе и к своему выступлению, не сдаваться ни при каких обстоятельствах и не терять надежды;
  • Способность владеть своими чувствами;
  • Способность играть только разумом и телом, но не эмоциями (тем более негативными);
  • Способность сохранять спокойствие и стабильность, особенно в напряжённые моменты (напряжение – это проба сил);
  • Поддержание необходимого уровня концентрации в течение всего выступления;
  • Способность стабилизировать состояние энергичности и бодрости;
  • Способность сохранять уверенность в себе в различных ситуациях соревнования;
  • Способность полностью осознавать свой потенциал;
  • Способность в каждом выступлении проявлять весь свой потенциал.

Все вышеперечисленные характеристики дают нам понимание того, из каких компонентов необходимо выстраивать психологию победителя. Если сказать коротко, то, наверное, главное отличие между спортсменом с психологией победителя и спортсменом, не обладающим этим качеством, заключается в чёткости, конкретности поставленной цели и в отношении к проигрышу. Принято считать, что все вышеперечисленные качества даются отдельным счастливчикам от рождения, однако, на самом деле всем этим качествам возможно обучить. <…>

 

 

Шахматы и теннис - что общего?

Из статьи «Шахматы - это спорт»

Спорт – это в первую очередь преодоление себя, достижение вершин мастерства. Это гармоничное физическое и интеллектуальное развитие, длительные тренировки для поддержания формы, самообладание и эмоциональная устойчивость. Спорт – это борьба, состязание, в какой-то мере даже агрессия. Наконец, спорт – это амбиции, стремление стать первым, завоевать высшие награды и титулы.

Все вышеперечисленное можно с полным правом сказать о шахматах. Почему же многие упорно не считают шахматы видом спорта? Почему спорт ассоциируется исключительно с физическими нагрузками, силой и ловкостью? <…>

<…>

Было у отца три сына - двое умных, а третий спортсмен

Многие считают, что спорт связан только с физическим развитием. В народе даже бытует мнение о глупости и недалекости профессиональных спортсменов. Но практика показывает, что наилучших успехов в спорте добиваются именно "интеллектуалы".

Далеко не в любом виде спорта важна физическая сила и ловкость, простейший пример – стрельба. Но и в чисто "физических" видах интеллектуальная составляющая играет большую роль. Шахматная академия российских провинций проводит исследования по влиянию шахмат на другие виды спорта. Победители турниров по армрестлингу признались, что им помогают шахматные навыки. В дальнейших планах ШАПР – изучить взаимодействие шахмат с теннисом и плаванием, результатом проводимых исследований станет рекомендация использовать шахматы в подготовке спортсменов в других видах спорта.

Сравним шахматы и теннис

Интеллектуальная составляющая

Шахматы

Главным образом развивают интеллект и творческое мышление, а также улучшают память. Важна способность принимать решения и отвечать за них, стратегическое и тактическое мышление. Скорость необходима в цейтноте и при игре в блиц или быстрые шахматы.

Теннис

"Теннис – это шахматы в движении". Стратегия и тактика матча продумываются заранее, комбинации просчитываются на несколько ходов вперед. Требуется быстро анализировать ситуацию, принимать решения и корректировать свои действия в зависимости от ситуации в матче и поведения противника.

Физическая составляющая

Шахматы

Как ни странно, физическая подготовка профессиональному шахматисту также необходима. Проводить ежедневные многочасовые тренировки, сидя за доской, человек физически слабый просто неспособен.

Теннис

Обязательна хорошая физическая форма, координация, мастерское владение основными приемами игры.

Психофизическая составляющая

Шахматы

Поскольку подготовка к соревнованиям, как правило, проходит в индивидуальном порядке, требуется отличная самоорганизация и работоспособность. Психологическая борьба во время партии может иметь решающее значение, особенно если соперники равны по мастерству. Излишние эмоции приводят к ошибкам и недопустимы у спортсменов высокого класса.

Теннис

Все вышесказанное в полной мере относится и к теннису.

<…>

Максим Наумов, GAMBITER.RU

 

Мартина Навратилова: Преимущества левши

Из книги Поля Метцлера "Теннис. Секреты мастеров"

Мартина Навратилова, чешка, принявшая гражданство США, вписала яркие страницы в историю мирового тенниса. Выиграла 167 турниров в одиночном разряде и 165 – в парном. Только в одиночном разряде победила на 18 турнирах Большого шлема, в том числе 9 раз была первой в Уимблдоне.

 

Левшей в мире гораздо меньше, чем правшей. Эта особенность организма доставляет левшам немало головной боли в разных житейских ситуациях, начиная от занятий в школе и заканчивая вождением автомобиля. Но есть место, где левша изначально получает преимущество над обычными людьми. Это теннисный корт.

Предвижу ваши скептические улыбки: может ли левша превосходить праворукого игрока и почему? А очень просто – благодаря своей нестандартности. Ведь обычно теннисист намечает план игры с учётом своих сильных сторон и слабостей противника. Сила инерции мышления такова, что в девяти случаях из десяти игрок никогда не вспомнит о том, что его визави – левша. Поэтому его план на игру будет обычным. Если теннисист любит бить слева в угол площадки, то к этому оружию он будет прибегать и во время игры с левшой. Но уже при первых ударах его постигнет большое разочарование: левша встретит его своим коронным ударом. Так, уже в начале матча возникнет стрессовая ситуация, и праворукому теннисисту придётся мучительно приспосабливаться к нестандартным подачам и ударам соперника.

Самое большое преимущество теннисист-левша получает во время своей подачи. Поверьте моему опыту: подача левши – страшная вещь, особенно если она изменяется во время поединка. У левши должно быть на вооружении несколько фирменных ударов и подач. Если умело их варьировать, то соперник никогда не привыкнет к вашей игре. Неожиданный удар плюс преимущества левши способны переломить ход борьбы в самый критический момент матча. Так, я часто использовала кручёные удары, направляя их под таким углом, что у соперницы не было ни малейшего шанса достать мяч. Когда я встречалась с невысокой и прыгучей теннисисткой, то прежде всего старалась заставить её больше двигаться по площадке, используя для этой цели контратакующие свечи. Таким образом я заставляла соперницу уйти с её излюбленной позиции на менее удобную.

Если на корте мне противостояла высокая, физически мощная теннисистка, то я использовала низко летящие мячи: высоким теннисисткам обычно очень трудно доставать их.

И ещё один совет всем левшам. Соперник наверняка попытается заставить вас двигаться больше, чтобы измотать, но вы не поддавайтесь на эту уловку. А попав в затруднительное положение, используйте удары и не позволяйте сопернику приспособиться к вашей игре. Помните, что левая рука – это ваше мощное оружие. Но им нужно пользоваться с умом!

 

Что даёт спорт

Спортивный психолог Патрик Кон (Patrick Cohn)

Доктор Патрик Кон - один из ведущих специалистов в области спортивной психологии в США, работает со спортсменами, тренерами и спортивными родителями
Доктор Патрик Кон - один из ведущих специалистов в области спортивной психологии в США, работает со спортсменами, тренерами и спортивными родителями

«Участие в соревнованиях в детстве может дать человеку преимущества на всю жизнь. Спорт помогает детям привыкать к среде, в которой существует конкуренция. А в жизни часто приходится сталкиваться с конкуренцией. Посредством спорта, дети могут научиться ставить цели, концентрироваться и справляться с давлением - все эти навыки будут полезны на протяжении всей жизни. Молодой спортсмен, у которого есть хороший наставник, получает ценные уроки, помогающие определить, какие задачи важны для достижения успеха, а какие - только отвлекают внимание. Дети сталкиваются с новыми трудностями и обретают уверенность, когда они преодолевают эти трудности».

Кон добавляет, что соревнование также помогает ребенку учиться, как справляться с успехами и неудачами - в жизни эти две вещи неразрывно связаны друг с другом. «Фактически,- отмечает он, - всё, чему я учу в спортивной психологии, переносится и в жизнь». Все это справедливо в отношении всех видов спорта.

 

О слабаках и сильных духом

Из интервью спортивного психолога Вадима Гущина "Южный мог бы полететь в космос" для Спорт-Экспресс

<...>

- Хороший тренер обязательно должен быть хорошим психологом?

- Пусть на меня сейчас дружно обидятся все тренеры мира, но я не считаю ни одного из них профессиональным психологом. Это два разных вида деятельности, с разными приемами и задачами. Да, тренер может использовать в своей работе психологические приемы. И порой это становится решающим фактором для достижения успеха. Но вы встречали в профессиональном спорте тренера и по совместительству массажиста? То-то и оно!

Высокие результаты требуют специализации. Тренер - прежде всего педагог, и давайте не смешивать это понятие с понятием психолога, который работает с душой, как массажист с телом. Повторяю, весь вопрос в том, что тренер должен ставить психологу специфические именно для его профессии задачи. Ведь не случайно, что к сборной Бразилии по футболу после долгого перерыва успех пришел именно на чемпионате мира 1994 года, когда мы вдруг увидели, что звезды-индивидуалисты вышли на поле, держась за руки. А знаете почему? Потому что в команде появилась женщина-психолог. Ну не зря же, наконец, французской сборной по фехтованию помогают те же специалисты, которые работают с участниками антарктических экспедиций!

- Всем ли спортсменам нужны психологи?

- Один известный спортивный психолог в интервью ВВС ответил на этот вопрос так. Середняку работать с психологом необязательно. Ему достаточно как следует тренироваться - и результаты придут. К психологу должны обращаться спортсмены, которые хотят найти дополнительные резервы, когда все другие исчерпаны. Когда ты уже с максимальной скоростью бегаешь и бьешь по мячу. А главное, когда осознаешь свои проблемы, потому что находишься уже на достаточно высоком уровне.

- Но, согласитесь, далеко не все спортсмены признаются в том, что работают с представителями вашей профессии. Почему?

- Причины могут быть разными. В том числе это и боязнь того, что в тебя начнут тыкать пальцем и называть слабаком. Но в том же самом интервью ВВС мой коллега сказал: тот, кто обращается за помощью, - не слабый, а умный человек, который понимает, что какими бы огромными ни казались его возможности, они в любом случае ограниченны. Помощи, как правило, просит сильный. А слабак, наоборот, пытается решить свои проблемы самостоятельно, убеждая себя в том, что он лучше всех.

- В России много психологов высокой квалификации?

- У нас сейчас специалистов в любой области мало. Это объективная проблема страны в целом, и когда мы, к примеру, приглашаем того же Хиддинка, то правильно делаем. Поскольку чуда он, может, и не совершит, но по крайней мере у него игроки мяч из аута начнут выбрасывать туда, куда надо, что в какой-то момент отразится на результате. Многие зарубежные тренеры, которые сейчас работают в России, передают нашим футболистам, волейболистам и баскетболистам те детали и нюансы, в том числе и психологические, которыми порой пренебрегают даже ведущие наши специалисты.

Много ли у нас спортивных психологов? Приведу такой пример. Четыре года назад на Олимпиаде в Афинах проводилось корпоративное собрание представителей нашей профессии. От России там не было никого, хотя, к примеру, мы точно знаем, что на тех Играх присутствовал Рудольф Загайнов.

- Обмен опытом в мировой спортивной психологии существует?

- Конечно. Существует международное общество, выходят специализированные журналы. На Западе, кстати, все давно обмениваются своими методами и приемами, которые, как правило, широко известны. Это только у нас вместе с человеком порой уходит и целое направление в работе. <...>

 

Психолог и психиатр - разные профессии

Из интервью спортивного психолога Вадима Гущина "Южный мог бы полететь в космос" для Спорт-Экспресс

<...>

- Почему наши спортсмены часто говорят, что психолог им не нужен, и насколько искренне они это утверждают?

- Думаю, что достаточно искренне. А вот почему... Существует несколько причин. Во-первых, в той же Америке наличие психоаналитика у человека не говорит о том, что у него, грубо выражаясь, не все дома. У нас же между словами "психолог" и "психиатр" ставится знак равенства, а ведь это - разные профессии. Во-вторых, Россия - страна двойной или тройной рефлексии. У нас все привыкли думать о том, что о них думает другой, копаться в собственной и чужой душе. Достаточно почитать русскую литературу. Отсюда - вопрос: зачем к кому-то обращаться, если я и сам все умею? В-третьих, встречаясь со многими тренерами и слушая их, я пришел к твердому убеждению: они, а тем более спортсмены, не знают, чего требовать от психолога. Сложилось мнение, что психолог - это непременно Кашпировский из телевизора, который говорит: "Спать!" - и все дружно спят.

- То есть гипноз в вашей работе не применяется?

- На Западе психология - это набор определенных методов и приемов. Гипноз там используется только в исключительных случаях. Возвращаясь к космонавтам: не может сильная личность с развитой индивидуальностью позволять кому-то себя гипнотизировать. Это просто противоречит здравому смыслу. Возможно, я разочарую широкую аудиторию, но психолог - не чародей и не маг. И не рентген, который сразу видит, что у вас внутри происходит, и знает ответ на любой вопрос. К психологу нужно приходить не из любопытства и интереса, а с конкретными проблемами.

Спортсмен вправе требовать от психолога полноценного сна, уменьшения или оптимизации чувства тревоги, страха или беспокойства. Психолог может поработать с вами над ошибками, совершаемыми в типовых ситуациях. К примеру, найти ту модель поведения, которая позволит вам не проигрывать каждый раз, когда вы берете первый сет со счетом 6:1.

Мы реально способны помочь, когда спортсмен после тяжелой травмы задается вопросом целесообразности дальнейшего продолжения карьеры или начинает беречься. Можем решить проблемы мотивации и взаимоотношений в коллективе. Но в одночасье превратить неуравновешенного человека в полностью уверенного в себе - несерьезно. Для этого нужно искать магов или целителей.

- Почему у многих спортсменов и тренеров отсутствует доверие к представителям вашей профессии?

- Как я уже сказал, очень часто они ставят перед психологами неправильные задачи, с которыми те не справляются. Но порой я могу понять гнев и возмущение спортсменов. Например, проведя тестирование, психолог не имеет права публиковать полученную информацию в прессе, да еще к тому же с указанием фамилии. Клиенту же он должен предоставлять не просто отчет о проделанной работе, но и конкретные рекомендации. А то порою тренеру приходится изучать текст, пестрящий странными словами, и пытаться понять, кто в его команде является шизоидом. <...>

 

Решение проблем в ходе матча

Из книги В. Людвича "Психологическая подготовка теннисистов" (расширенное издание, 2009 г.)

Исход теннисного матча зависит от умения теннисиста решать возникающие проблемы при неблагоприятных обстоятельствах. Сила воли игрока проявляется в умении противостоять кризисной ситуации. В ходе матча возникает множество проблем. Попробуем разбить матч на проблемы.

Проблема 1: Джон болел гриппом и мало тренировался.

Проблема 2: Перед матчем Джон чувствовал слабость и головокружение.

Проблема 3: Перед матчем Джон раздражён и испытывает отрицательные эмоции.

Проблема 4: Джон приехал за 15 минут до начала матча и узнал, что тот отложен на 1,5 часа.

Проблема 5: Матч первого круга Джон играет с игроком, известным тем, что он возвращает все мячи на сторону соперника. Джон знает, что для победы он должен участвовать в продолжительных розыгрышах очка. Только что переболев гриппом, он не уверен, что для этого у него хватит сил.

Проблема 6: Джон плохо начал матч. Он подавал первым и проиграл гейм на своей подаче.

Проблема 7: Во втором гейме Джон имел возможность отыграть подачу соперника, но ошибся, выполняя лёгкий обводящий удар.

Проблема 8: Погода стала меняться: начался порывистый ветер.

Проблема 9: Джон допустил двойную ошибку на сетболе и проиграл первый сет 3:6.

Проблема 10: Нечёткое судейство в первом гейме второго сета привело к его проигрышу Джоном.

Проблема 11: Джон отыграл гейм на подаче соперника и сравнял счёт 3:3. Из-за нечёткого судейства Джон попросил поставить судью на линию.

Проблема 12: Джон допустил две двойные ошибки на тайбрейке во втором сете, но умудрился его выиграть со счётом 9:7.

Проблема 13: В первом гейме третьего сета соперник стал укорачивать и бросать свечи, и Джон разозлился.

Проблема 14: Джон проиграл два брейкпойнта в третьем сете, когда соперник стал выманивать его к сетке укороченными ударами и обводить свечами.

Проблема 15: Джон сделал счёт 3:3, но затем проиграл свою подачу.

Проблема 16: Соперник Джона вступил в пререкания с арбитром. Ожидание окончания спора показалось для Джона вечностью.

Проблема 17: Джон проиграл лёгкий брейкпойнт при счёте 5:5.

Проблема 18: Джон допустил двойную ошибку при розыгрыше первого матчбола.

Джон выиграл матч на тайбрейке в третьем сете.

В любом матче проблем возникает не меньше, чем в приведённом примере. Выигрывает тот, кто способен их решить. Многие теннисисты совершенно не готовы к трудностям во время матча. Проблемы застают их врасплох. Для того чтобы успешно выступать в соревнованиях, спортсмен должен понять, что проблемы являются неотъемлемой частью спортивного состязания. Эмоциональная реакция спортсмена на эти проблемы определяет, как далеко они зайдут. Тренировка оптимального ответа на возникающие проблемы – вот ключ к успешности психологической подготовки теннисиста.

Решение проблем молодого теннисиста, однако, зависит не только от тренера. Во многом оно связано с взаимоотношениями между игроком и родителями, родителями и тренером. Добиться успеха в теннисе можно лишь решив, в первую очередь, эти вопросы. <…>

 

О психологической подготовке

Из книги В. Людвича "Психологическая подготовка теннисистов" (расширенное издание, 2009 г.)

К сожалению, психология является наименее изученной областью спортивной науки. Это происходит не от недостатка интереса и не от недооценки важности психологических факторов. Наоборот, специалисты считают психологический аспект подготовки спортсменов очень важным. Просто данная область исследований является очень сложной.

Тренеры очень часто испытывают трудности, стремясь систематизировать психологическую подготовку теннисистов. Многие считают, что это удел самих теннисистов.

Некоторые тренеры и игроки бывают обычно удивлены, узнав, что 80% времени матча занято вещами, не связанными с розыгрышем очков. Большая часть времени тратится на смену сторон, ожидание подачи, на подготовку к ней и умственную деятельность. Однако время тренировки почти полностью посвящается отработке ударов.

 

Талант, навыки и психологическая подготовка

 

Роль психологического фактора в спорте оценивается по-разному. Согласно одному из подходов формула успеха разделяется на три равные части. Первая часть – это Богом данный талант. Эта часть неизменна и обусловлена генетическим потенциалом спортсмена.

Вторая часть – это приобретённые навыки: физическая подготовка, техника, работа ног и т.п. Этой части тренеры и игроки уделяют большую часть тренировок.

Третья часть формулы успеха связана с психологическим аспектом. На психологическую устойчивость, волю к победе, способность играть под давлением обстоятельств оказывают воздействие такие факторы, как влияние родителей, школьный опыт успехов и неудач, характер тренера и самого спортсмена, взаимоотношения между братьями и сестрами в семье, успехи и неудачи в соревнованиях и т.п. Эта область является очень сложной, во многом неопределённой, поэтому многие тренеры чувствую себя в ней неуютно.

Поскольку талант является неизменной частью формулы успеха и его нельзя изменить, то все усилия необходимо направлять на физическую и психологическую подготовку теннисиста. Серьёзной ошибкой было бы пустить психологическую подготовку на самотёк. <...>